Рейн

В то время как эскадроны Почетной гвардии, первыми присоединившиеся к действующей армии, переправлялись через Рейн после сражений у Лейпцига и Ханау, последние сформированные эскадроны с номерами от шестого до десятого собирались вокруг Майнца. (Исключением стал 8-й эскадрон 1-го полка, который оставил Версаль 30 ноября и был направлен в Брюссель.) Маршал Келлерманн, командующий войсками в районе Майнца, получил приказы отправить недавно прибывшие части Почетной гвардии в Рейнланд. В начале сентября подразделения 1-го полка, под командованием генерала Рикара, были у Вормса, а 2-го полка, под командованием майора де Панжа, — у Спира [Spire].

Теперь Почетная гвардия использовались на передовых линиях. 9 ноября 1813 г., все еще на восточном берегу Рейна, капитан де Керхоф д’Эксерде [Kerchove d’Exaerde], командир элитной роты, в которую входило около 100 кавалеристов из 1-го полка, получил от маршала Макдональда приказание уничтожить мосты через Рейн и все постройки у пунктов переправ на правом берегу. В декабре капитан посылался на разведку в направлении Гёттингена, Нортхейма и Брауншвейга; действуя в авангарде, он несколько раз захватывал пленных, которых отсылал в Кассель. 13 декабря ночью русские сделали попытку переправиться через Рейна между Майнцем и Вормсом.

Новости из Франции теперь приходили часто, но в основном были плохими. Известие о национальном восстании против французов в Голландии стало причиной многочисленных разговоров среди гвардейцев голландского происхождения, и конце концов они начали дезертировать — так же, как и немцы из департамента Липпе. Для предупреждения дальнейшего бегства были отданы приказы арестовать и разоружить оставшихся гвардейцев-голландцев, которых затем требовалось отправить в Ландау под вооруженным эскортом. Голландцы, никогда не горевшие особым желанием служить французам, неоднократно входили в контакт с комиссарами Временного правительства или самого принца Оранского, которые уговаривали их переходить на сторону союзников или просто возвращаться домой.

Однако, несмотря на все потрясения, перенесенные французской армией, моральное состояние четырех полков Почетной гвардии было в общем хорошим, если исключить голландцев, итальянцев и рекрутов, завербованных на правом берегу Рейна. 13 декабря генерал Нансути, после инспекционных смотров, проведенных 4,5 и 7 числа, написал императору в своем отчете, что солдаты в основной массе ужасно обмундированы и экипированы, ими плохо командуют и у них нет хороших лошадей. Самое неудовлетворительное состояние было у 4-го полка, а вот недавно прибывшие эскадроны 1-го и 2-го полков (особенно последнего) были довольно хороши. Он снова обратился за разрешением укрепить офицерский состав, приложив к отчету список, перечислявший имена офицеров линейных частей, которые были пригодны для перевода в полки Почетной гвардии. Большинство из тех офицеров, которые служили здесь с самого начала, не знали своих обязанностей, а несколько человек просто требовалось отослать в тыл. Однако, Нансути добавлял, что большинство солдат имело высокий боевой дух и полны желания служить. С необходимыми числом хороших сержантов и офицеров Почетная гвардия могла бы стать прекрасными войском — как это уже было доказано благодаря передаче сержантов из Старой гвардии в Дрездене.

Из приблизительно 400,000 человек, которыми располагал Наполеон в Германской кампании 1813 года, около 20,000 человек погибли) в битве у Лейпцига; примерно 120,000 человек все еще оставалось в гарнизонах по всей) Германии — включая 25,000 в Гамбурге, 20,000 в Дрездене и 36,000 в Данциге. Большинство последних капитулировало позднее в том же году. В конце кампании император смог отвести за Рейн всего лишь около 60 000 человек; остальные попали в плен, дезертировали или умерли от сыпного тифа. В конце 1813 — в начале 1814 гг. Наполеон был вынужден снова заниматься восстановлением численности своей армии.

Одним из способов, который он выбрал для усиления кавалерии Императорской гвардии, стало зачисление в ее ряды почетных гвардейцев — туда должны были быть переведены 450 человек из всех полков Почетной гвардии; из них 200 должны были присоединиться к существующим гвардейским полкам, а 250 — к недавно сформированному 1-му полку разведчиков (Eclaireurs) гвардии. Полковник де Кастеллан жаловался, что все возрастающие потери от смертей, дезертирства, болезней и разоружения голландцев, к чему добавляются эти новые наборы для Императорской гвардии, уменьшают численность эскадронов до такой степени, что соотношение между офицерами и рядовыми может быть нарушено. С другой стороны, некоторые командиры видели возможность избавиться от самых бестолковых и пассивных солдат именно в отправке их в депо гвардии.

Также были присоединены к штабам полков новые старшие офицеры; из-за больших штатных расписаний всех четырех единиц, их командиры уже продолжительное время просили облегчить трудности, связанные с командованием. В качестве второго полковника [second-colonel] 1-й полк получил генерала Пике; 2-й полк — генерала Валлэна; 3-й полк — генерала Венсана; и 4-й полк — генерала Мерлэна. Генерал Лепик, командир 2-го полка, страдавший от последствий давних тяжелых ранений, был заменен генералом Лагранжем. Эти назначения были проведены декретом от 8 октября 1813 г. На эту дату полки Почетной гвардии имели следующую численность:

1-й полк: 35 офицеров, 763 унтер-офицера и рядовых, 867 лошадей
2-й полк: 41 офицер, 948 унтер-офицеров и рядовых, 1 134 лошади
3-й полк: 32 офицера, 1,483 унтер-офицера и рядовых, 1 374 лошади
4-й полк: 63 офицера, 1,820 унтер-офицеров и рядовых, 1 267 лошадей.

Еще раз полковникам пришлось возвратиться в свои депо в попытке пополнить поредевшие ряды — подобрать подходящих новобранцев и раздобыть конское поголовье [horseflesh].

Генерал граф де Сегюр возглавляет атаку

Генерал граф де Сегюр возглавляет атаку 3-го полка Почетной гвардии, сражение у Реймса, 13 марта 1814 года

Приблизительно в 4 часа пополудни 13 марта, генерал де Сегюр (справа на заднем плане) — командующий второй бригадой кавалерийской дивизии генерала Дефранса и командир 3-го полка Почетной гвардии — во главе своего полка атаковал русскую батарею. Сопровождаемый
штаб-трубачом, который передавал его приказы, он прорвался через позицию русских артиллеристов и шеренги Рязанского пехотного полка, находившийся в их прикрытии.
Этот успех привел генерала де Сегюра в узкие улицы Реймса, куда вместе с ним пробилось сначала только три человека, а потом еще приблизительно 60 гвардейцев. Отрезанный от основных сил, окруженный, непрерывно обстреливаемый врагами, маленький отряд понес тяжелые потери, и сам де Сегюр только чудом избежал смерти благодаря преданности своих людей.
Сражения кампании 1814 г. проходили в течение зимы, и почетные гвардейцы носили свою обычную походную форму с зачехленным кивером, кавалерийские походные рейтузы и ментик в качестве дополнительной защиты от сильного холода; только желтый помпон дает возможность опознать 3-й полк. Свернутые шинели часто носились через плечо, чтобы в какой-то степени защитить от сабельных ударов и пуль. Справа на переднем плане майор, которого можно идентифицировать по чередующемуся в соответствии с этим рангом золотому и серебряному галуну, как на его мундире, так и на вальтрапе.

              

Добавить комментарий