Реймс, последняя победа

Убежденный в необходимости уничтожить пруссаков перед тем, как повернуть навстречу наступающим вглубь Франции австрийцам из Богемской армии, Наполеон усилил преследование отступающего Блюхера. Дивизия генерала Дефранса, в которую входили полки Почетной гвардии, в составе корпуса маршала Мортье продвигалась за врагом в направлении Брейна и Улыни-ле-Шато. 6 марта они были в Берри-о-Бак; на следующий день почетные гвардейцы столкнулись с русской конницей генерала Винценгероде; и после тяжелейшего ночного марша, в снегу и тумане, они появились перед Лаоном.

Почетный гвардеец Франсуа-Жозеф Дутилье

Почетный гвардеец Франсуа-Жозеф Дутилье, родившийся в Намюре в Бельгии. Когда он поступил в корпус волонтером, его рост составлял 1.66 м (5 футов 5 дюймов). 19 июля 1813 г. Дутилье отправился из своего департамента в гарнизонное депо 2-го полка. Этот портрет демонстрирует дендизм, распространенный среди наиболее состоятельных добровольцев: Дутилье носит кивер чуть набекрень, а высокий белый воротник рубашки вытянут из-под воротника доломана.

Здесь, утром 7 марта 1814 г., генерал Дефранс получил приказ Мортье отправиться к оказавшемуся под угрозой захвата врагом Реймсу. Когда Почетная гвардия и 10-й гусарский полк приблизились к городу, они оказались перед русской конницей, численностью 1000-1200 сабель, выстроившейся в боевом порядке. Дивизия Дефранс, силы которой к этому времени уменьшились до приблизительно 800 сабель, атаковала русских и отбросила их далеко назад; это столкновение вошло в историю как сражение у Кутуре. 1-й полк Почетной гвардии имел в строю только 130 человек; 10-й гусарский полк насчитывал приблизительно 500 сабель. На следующий день, генерал Дефранс во главе своей дивизии торжественно вступил в Реймс; их бурно приветствовали горожане, буквально завалив кавалеристов напитками и продовольствием.

Тем временем, русско-прусский корпус, под командованием эмигранта генерала де Сен-При, который принимал участие в осадах городов Торгау и Виттенберг, после капитуляции последних вступил в пределы Франции. Единственное желание генерала де Сен-При заключалось в том, чтобы захватить обратно Реймс, который теперь занимал генерал Корбино с небольшой горсткой солдат — кавалерия генерала Дефранса покинула город 11 марта. На следующее утро Дефранс узнал, что враг вернул себе контроль над Реймсом около двух часов назад. Собрав всех имеющихся под рукой почетных гвардейцев, генерал добавил к ним приблизительно 500 пехотинцев из VI корпуса и 190 драгун и кирасир из дивизии генерала Бордесуля. С вторичным захватом Реймса линия коммуникаций между двумя главными союзническими армиями была восстановлена.

Поэтому Наполеон приказал корпусу маршала Мармона отправиться к городу, и сам последовал за ним во главе Императорской гвардии. Дивизия генерала Дефранса стала авангардом войск, марширующих к Реймсу, оттеснив вражеские разведывательные партии назад к городу и захватив в плен два прусских ландверных батальона пехоты. Генерал де Сен-При, не ожидая от французов какой-либо серьезной попытки вернуть город обратно, пренебрег оборонительными приготовлениями на подходах к нему. К тому моменту, когда он наконец уяснил себе степень опасности, его отряды, патрулирующие окрестности, уже отступали за городские стены. Мармон, появившийся перед Реймсом, приостановил дальнейшее продвижение, ожидая прибытие императора около 4 часов пополудни. Русско-прусские войска провели вылазку, но были сразу же отброшены назад в город. В то же самое время 3-й полк Почетной гвардии, подкрепленный небольшим подразделением 1-го полка, во главе с генералом де Сегюром атаковали русских драгун, которые были сконцентрированы у перекрестка дорог Суассон-Эпернэ.

Никто не в силах был остановить их удар, и те русские, которые не смогли убежать, были убиты или взяты в плен. Успех почетных гвардейцев был настолько большой, что они продолжали продвигаться вперед, далеко опережая другие французские части; позади них остались даже два русских пехотных батальона, которые по ошибке были приняты за французов и не тронуты. Появившись перед городскими стенами, почетные гвардейцы атаковали русскую артиллерийскую батарею, изрубили канониров, расправились с лошадьми и захватили вражеское знамя. Но теперь, с двумя русскими батальонами в тылу, они оказались отрезанными от остальной части армии. Оказавшись под ружейным огнем с городских укреплений и обстреливаемые картечью из двух пушек, почетные гвардейцы были с другой стороны контратакованы пехотой Рязанского полка полковника Скобелева.

В наступившем беспорядке капрал-бельгиец по имени Жан-Франсуа-Жозеф-Александр де Стеенхолт, который служил во 2-й роте 1-го полка Почетной гвардии, оказался в авангарде атакующего 3-го полка. Изрубив всех, кто противостоял ему, он оказался одним из четырех человек — включая генерала де Сегюра, — которые первыми ворвались в город. Отрезанным от остальных почетных гвардейцев, не решившихся проскочить через узкие ворота, им пришлось драться за свои жизни. Де Сегюр, втянутый в неравную схватку с несколькими русскими драгунами, заметил неподалеку бригадира Франсуа Дагерра и позвал его: «Ко мне, бригадир!». Дагерр примчался к нему на помощь; затем к ним присоединился бригадир Стеенхолт с несколькими гвардейцами, и совместными усилиями они сумели защитить своего раненого командира, окружив его со всех сторон и принимая все удары на себя.

Стеенхолт, получив 14 ран, из которых две оказались очень тяжелыми, пал бездыханным, когда рубка еще продолжалась. После боя его нашли подающим признаки жизни и переправили в полевой госпиталь, где ему посчастливилось излечиться от всех ранений. Стеенхолт был отмечен в рапорте генерала Дефранса и награжден легионерским крестом ордена Почетного Легиона 14 марта 1814 г.

Он скончался в 1843 г., после длительного пребывания на должности мэра Мехелена [Malines]. Его товарищ и соотечественник вахмистр Антуан Дани из 1-го полка также получил крест ордена Почетного Легиона за доблестное поведение под вражеским артиллерийским огнем; в 1830 г. он стал мэром Антверпена.

Генерал де Сегюр оправился от своих ранений, но раны майора 3-го полка де Бельмон-Бриансона оказались фатальными, несмотря на храбрость вахмистра Френо, который дрался плечом к плечу со своим командиром. Среди раненых в 3-м полку Почетной гвардии также находились капитан Легу дю Плесси (смертельно), лейтенанты де Кергрист, Мартэн де Бургонь и Сапино, а также вахмистр Друо — который получил 11 штыковых ран и был захвачен в плен, причем под ним еще и убили лошадь. 1-й полк потерял лейтенанта де Кампинелли (убит) и лейтенантов де Ла Женевре, де Ла Лонд, Перье, де Шамбо и главного хирурга Тиллэя (ранены). Даже генерал Пике получил удар пикой при попытке выручить гвардейца, которого окружили несколько казаков. В рядах 1-го полка, 24 гвардейца были убиты и 13 ранены, 12 офицеров и 24 гвардейца остались без лошадей, а еще 23 были потеряны; всего погибло 50 лошадей. В бумагах вахмистра Дани упоминается, что за кампанию его рота потеряла всего 130 человек из первоначальной численности в 250 сабель, но точно неизвестно, к какому именно периоду это относится.

Много гвардейцев были награждено легионерским крестом ордена Почетного Легиона, и им было предложено перейти на службу в кавалерию Императорской гвардии — хотя от такой чести некоторые почетные гвардейцы иногда отказывались. Поздно вечером французская армия вошла в город; но сражение у Реймса оказалось последней победой Наполеона. Линия коммуникаций между союзническими армиями была прервана еще раз, но их громадное численное превосходство вынудило французскую армию отступать все дальше и дальше. 17 марта дивизия Почетной гвардии под командованием генерала Дефранса был отправлена на присоединение к корпусу маршала Нея, который двигался от Марны к реке Об, с целью поддержки маневров маршала Макдональда против австрийцев. На следующий день около Арси-сюр-Об почетные гвардейцы схватились с уланами генерала Фримонта; сражении с ними продолжалось до 20 марта.

Из 10 000 почетных гвардейцев, всего лишь около 700 человек все еще следовали за генералом Дефрансом (хотя необходимо помнить, что начиная с декабря 1813 г. еще почти 2 000 человек несли службу в кавалерийских полках Императорской гвардии). Один эскадрон 1-го полка продолжал действовать в Бельгии; большая часть 2-го полка сражалась в составе гарнизонов осажденных городов; и много новобранцев все еще оставались в полковых депо — как например, 700 человек, готовых к маршу, продолжали бездействовать в Версале.

              

Добавить комментарий