Почетная гвардия Наполеона в Германии

В Германии, ставшей главным театром военных действий, Гамбург уже был эвакуирован французами, и потому, естественно, там было невозможно организовать мобилизацию рекрутов для Почетной гвардии. В Бремене, в департаменте Устье Везера [Bouches du Weser], 78 гвардейцев были набраны и отосланы в Лион. В Липпе вообще не оказалось добровольцев, и для 2-го полка пришлось принудительно мобилизовать 54 человека. В Оснабрюке, в департаменте Верхний Эмс [Ems Supérieur], отряд из 30 кандидатов в гвардейцы отправился в Лион 25 августа. В департаменте Рейн и Мозель (Кобленц) власти также нашли требуемое число людей. В Майнце, в департаменте Мон-Тоннер [Mont-Tonnerre], нашлось только 64 человека из требуемого максимума в 203 гвардейца.

В Трире, в департаменте Саар, 39 человек были готовы к отправке 18 июня; второй отряд из 23 человек должен был вскоре последовать за ними. Одним из первых добровольцев был восемнадцатилетний Жан-Жак-Туссэн Ламби, который сам предстал перед префектом, бароном Сен-Сюзаном, объясняя свое рвение желанием «прибыть на помощь тем храбрецам, которые уже сражаются с врагом». Как только они получили лошадей, их с утра до вечера принялся натаскивать некий Декиот [Desguiots], бывший гусар, и за очень короткий срок они полностью втянулись в армейскую жизнь. Декиот временно произведенный в вахмистры, стал командиром маршевого отряда; Жан Ламби, пока они не достигли Метца, выполнял функции бригадира. Но перед отъездом из Трира новоиспеченные гвардейцы поучаствовали во впечатляющих проводах.

Вечером 14 июня они устроили для членов городской администрации и «сливок» местного общества прощальный бал. Два дня спустя барон Маннаи, епископ Трирский и член Государственного совета, организовал для них ответный банкет; в ходе обеда много раз провозглашались тосты, сопровождаемые неоднократными криками «Vive l’Empereur!» Епископ призывал солдат всегда оставаться верными «Императору и Чести», единственной основе всего французского военного могущества. В день отъезда префект предложил гвардейцам завтрак, и снова раздавались крики «Vive l’Empereur!» Они были выстроены во фронт перед префектурой, и сам префект — с великолепно расшитым флагом в руках — еще раз напомнил об их долге перед родиной и императором, на что они отвечали размахиванием саблями в воздухе и вновь возгласами: «Vive l’Empereur!», «Vive notre préfet!» Наконец, отдали приказ к маршу. Сопровождаемые префектом и гарнизонными командирами, которые следовали с колонной почти до границы департамента, первый отряд оставил Трир — очевидно, с тяжелым сердцем, несмотря на этот завтрак с шампанским.

Следуя по дороге через Гревенмахен, в Люксембурге они встретились с первым отрядом из департамента Рур. Сразу после прибытия в Метц, гарнизонное депо 2-го полка, они были проинспектированы командиром полка генералом Лепиком. Его приветствие оказалось совсем не тем, что ожидали гвардейцы — их командир вслух обругал префекта Саара за невыполнение предписаний декрета, касающихся обмундирования и экипировки.

Вряд ли можно удивляться тому факту, что в отдельных уголках империи армейская служба, даже в рядах Почетной гвардии, не вызывала особого энтузиазма. Это вынуждало некоторых префектов проявлять изобретательность. Во многих случаях в виду отсутствия добровольцев приходилось искать «заместителей», покупая их согласие по высокой цене, даже при том, что это было противозаконным деянием. По указанной причине в полках впоследствии обнаружились сыновья крестьян, ремесленников, даже моряков — к особому неудовольствию более «благородных» волонтеров. В 4-м полку некоторые гвардейцы выражали недовольство, что их окружают необразованные люди. Генерал де Пюйи в письме своему коллеге из 3-го полка жаловался, что ему пришлось забраковать несколько человек, которые не подходили для отборного корпуса. Некоторые префекты неудачно справились также с задачей обеспечить надлежащую экипировку набранных рекрутов, и расходы на доукомплектование привели к тяжелой финансовой ситуации в полках. Короче говоря, много времени были потрачены впустую, на выявление недочетов и нахождение средств на их устранение, хотя декрет заранее предусматривал решение этих проблем на департаментском уровне — но местные власти не смогли их выполнить в полном объеме. В некоторых случаях почетные гвардейцы прибыли даже без лошадей!

В полковых депо, где гвардейцам пришлось упражняться каждый день, обмундирование у отдельных солдат ввиду его низкого качества износилось очень быстро — и этот факт наглядно продемонстрировал, что его владельцы не имеют достаточных средств и фактически принадлежат к низшим социальным классам. Воровство стало распространенным явлением в казармах, а наличие денег было — как всегда — важным преимуществом: они давали возможность покупать услуги более бедных гвардейцев, которые должны были выполнять «черную» работу за богатых однополчан. Поскольку большинство состоятельных гвардейцев дома привыкло к наличию слуг, они даже спрашивали у префектов департаментов, можно ли брать их с собой. Многие просто велели своим слугам следовать за отрядом в депо, и на месте — так как для них не имелось никаких служебных помещений — некоторые гвардейцы арендовали у хозяев комнаты, где поселялись слуги.

Обязанности по конюшне были совсем не по вкусу молодым людям из привилегированных семейств; и в июле 1813 г. Наполеон уступил просьбам почетных гвардейцев и позволил иметь в полках штатных слуг. Инструкции предусматривали, что один конюх (известный под прозвищем «татарин» [tartar]) должен отвечать за лошадей двух гвардейцев.

Имея собственного коня, он был вооружен гусарской саблей и пистолетом. Его головным убором служил черный кивер; легко-кавалерийский мундир в егерском стиле и венгерские чакчиры должны были изготавливаться из серого сукна, с воротником, лацканами, кантом и лампасами зеленого цвета; белый жилет и черные гусарские сапоги, снаряжение из черной кожи и серая шинель с пуговицами из белого металла довершали экипировку.

Почетная гвардия Наполеона

Почетная гвардия Наполеона

1: Бригадир в парадной форме, 4-й полк

2: Вахмистр в парадной форме, 3-й полк
Униформа унтер-офицеров незначительно отличалась от таковой рядовых гвардейцев. Бригадир 4-го полка — обратите внимание на ранговое отличие в виде галуна над обшлагом — изображение представляет типичного светского молодого человека буржуазного происхождения. Изображение вахмистра 3-го полка реконструировано по сохранившимся предметам из собрания Бруно; обратите внимание, что весь галун и шнуровка на его униформе выполнены из смешанных темно-зеленого и серебряного цветов. Алый кивер украшен киверными шнурами и кисточками в том же самом стиле. Полоса по верхней кромке кивера — из серебряного галуна; киверная бляха и подбородочная «чешуя» — посеребрённые.

3: Почетный гвардеец в форме для эскорта, 2-й полк, Лейпциг, 1813 год
В библиотеке Мармоттан в Париже хранится современная гуашь, изображающая Наполеона и его штаб в сражении где-то в Германии в 1813 г. Позади первой линии всадников, которыми, как кажется, являются элитные жандармы, можно видеть отряд Почетной гвардии, во главе с командиром и трубачами, эскортирующий императора.Мы знаем, что в подкрепление дежурному эскадрону гвардейской кавалерии каждый день из полков Почетной гвардии выделялись два офицера, два трубача и 92 унтер-офицеров и рядовых. Рядовые гвардейцы обмундированы в соответствии с регламентом; однако, темно-зеленые вальтрапы относятся к легкокавалерийскому типу, вместо предписанных инструкциями вальтрапов из белой овчины полкового образца. Была ли это свободная интерпретация художника или точность в изображении деталей? Мы знаем, что в начале кампании 1813 г. вся экипировка была в совершенном недостатке, и имеющееся снаряжение пришлось распределять между всеми кавалерийскими частями.

              

Добавить комментарий