Лейпциг, 1813 год

Первым настоящим боевым испытанием для Почетной гвардии стала «Битва народов» при Лейпциге. Даже в сражении у Дрездена, проходившего 26 и 27 августа 1813 года, участвовавшие в нем эскадроны Почетной гвардии находились далеко от мест непосредственного боя; и только отдельные подразделения использовались как разведчики вместе с полками Императорской гвардии, которым они были приданы. Боевые потери были незначительны, и большинство гвардейцев, которых потребовалось эвакуировать в тыл, пострадали главным образом от дизентерии. Между августом и октябрем во всех четырех полках в основном несли потери в конском составе, доходившие в общем до 70 лошадей. 1-й и 2-й полки, в которых роты были укомплектованы почти полностью, выставили в поле всего пять эскадронов — хотя некоторые гвардейцы получали последние наставления по приемам сабельной рубки уже фактически в ожидании на поле битвы. 5-е эскадроны 1-го и 2-го полков оставили Майнц 1 октября и направились к Касселю, где их объединили с 5-м эскадроном 4-го полка.

В ночь с 16 на 17 октября 1813 г. имеющиеся в наличии эскадроны из всех четырех полков, во главе со своими майорами, де Панжем, Матаном, де Салюсом и Монтейлем, были объединены под командованием полковника Дотанкура — майора 1-го (польского) полка шеволежеров-улан Императорской гвардии — и отправлены на поле сражения вслед за гвардейской кавалерией генерала Нансути.

Они насчитывали в своих рядах соответственно 15 офицеров и 269 унтер-офицеров и рядовых (1-й полк), 15 офицеров и 246 унтер-офицеров и рядовых (2-й полк), 8 офицеров и 146 унтер-офицеров и рядовых (3-й полк), и 10 офицеров и 192 унтер-офицеров и рядовых (4-й полк), что в общем составляло 48 офицеров и 853 унтер-офицера и рядовых, или всего 901 человек. Разместив эскадроны почетных гвардейцев между селениями Либертфольквиц и Пробстхейда, полковник Дотанкур отдал им приказ демонстрировать врагу свое присутствие, но не вступать в непосредственное столкновение. В полдень третьего дня битвы, 18 сентября, саксонские части из VII корпуса генерала Рейнье перешли на сторону противников, вследствие чего на левом фланге Нея, около селения Паунсдорф, в позициях французов образовалась брешь.

Полковник Дотанкур, части которого в это время располагались в районе Штоттерица и Молкау, заметил возникший в линии фронта промежуток; он передвинул туда своих почетных гвардейцев, чтобы прикрыть опасный сектор, и выслал подразделение из 50 кавалеристов на разведку в направлении Ритшкебаха. Два бригадира 2-го полка, Устэн и Ландри, подскакали со своим взводом к саксонцам, криками призывая их отказаться от предательских действий, на что ответом был орудийный огонь. Генерал Нансути, увидев, что Почетная гвардия подвергается явной опасности, и вспомнив приказы Наполеона, через адъютанта отдал им распоряжение не приближаться слишком близко к врагу. Передвижения частей полковника Дотанкура привлекло внимание противника, и его огонь причинил гвардейцам некоторые потери. Бригадир Ландри из 2-го полка сообщал, что целые шеренги были сметены вражеским пушечным огнем, а гвардеец Гёталс [Goethals] вспоминал, что под ним убило лошадь и он потерял весь свой багаж.

Вечером Почетная гвардия была отведена на запад от Лейпцига. В течение всего сражения они следовали за кавалерией Императорской гвардии для поддержки, но, испытывая недостаток боевого опыта, они не смогли принять участие в атаках. Потери офицерского состава в битве у Лейпцига были следующие: 1-й полк — капитан князь Галинелли, ранен; 2-й полк — лейтенант Урседе, убит; 3-й полк — капитаны Бертран де Нарсе и Бурлон Шаваж и лейтенант Ла Броссе, ранены, лейтенант де Ларош, смертельно ранен; 4-й полк — лейтенант Башле, ранен.
Трубачи Почетной гвардии

1: Трубач, обмундированный согласно регламенту 1812 года, 3-й полк
Чтобы стандартизовать униформы барабанщиков и трубачей по всей армии, где ранее процветачо бесконечное разнообразие, согласно фантазии каждого полкового командира, Наполеон декретировал введение нового регламента, согласно которому все
музыканты должны были носить так называемую «императорскую ливрею». Для кавалерии этот мундир состоял из зеленых доломана и ментика, с семью шевронами из «императорского» галуна на рукавах и такого же галуна, обрамляющего воротник и
обшлага. Гачун был желтого или чередующихся желтого и зеленого цветов, с красным кантом, черными разделениями и зелеными ичи зелеными и желтыми деталями — императорскими орлами и коронованными вензелями «N», которые чередовались на контрастном фоне.

2: Трубач, 4-й полк
Номер полка предположителен, но приемлем по данным оригинальных источников. Эта фигура выполнена по гуаши из библиотеки Мармоттан (см. D3), где с удивлением обнаруживаешь, что трубачи одеты в красные мундиры. Доломан фактически реверсного
цвета, что было более ичи менее традиционным явлением во французской коннице; ментик соответствует таковому у рядовых гвардейцев, но оторочен белой овчиной. Желтый помпон на кивере удивителен для этого полка, но принят согласно оригинальной картине; также вызывают удивление киверная бляха и подбородочная «чешуя» из желтого металла. Другой трубач на картине обмундирован аналогично, но носит черный кивер — в настоящее время это различие не поддается объяснению.

3: Трубач, 1-й полк
Реконструкция по оригинальным источникам. Этот трубач одет в походную форму, включающую бледно-синий доломан образца Императорской гвардии, походные кавалерийские штаны [charivari], носимые поверх сапог, и красный помпон на кивере
вместо высокого султана при парадной форме. Описания парадной формы в оригинальных источниках упоминают красные кюлоты, расшитые галуном белого цвета, смешанного со светло-синим; мы не имеем никакой информации относительно дизайна или расположения этого особого украшения.

              

Добавить комментарий