Обмундирование кирасир

Как уже вкратце было сказано, история кирасир и карабинеров была отчасти общей, и это отражалось в их одеянии. Только после Австрийской кампании 1809 года были введены заметные изменения их обмундирования и оснащения, но, как ни странно, они только подчеркнули сходство этих тяжелых кавалерийских полков.

Из-за тяжелых потерь, которые понесли карабинеры в кампании 1809 года, император приказал обеспечить лучшую защиту этих элитных кавалеристов. Эдиктом от 24 декабря 1809 года было предписано оснастить их защитным вооружением по кирасирскому образцу. При этом должно было быть подчеркнуто своеобразие карабинерских полков. Это требование могло быть выполнено только путем замены основного цвета униформы карабинеров с темно-синего на белый, который красиво сочетался с медными пластинами кирас, который они получили. С этого времени кирасиры и карабинеры стали единственными частями Великой Армии, снабженными кирасами, но при исчезло их традиционное сходство в униформе.

Каски

Кирасирская каска представляла собой стальной шлем с медным гребнем. Основание каски было окружено полосой меха («тюрбаном»), а гребень увенчивался космами конского волоса, ниспадавшими сзади. В деталях, однако, каски различались, поскольку каждый полк закупал их самостоятельно. В результате разными были высота и форма шлема, кривизна и орнамент гребня, гнездо крепления небольшого султана-эгрета и конского хвоста. В 1811 году была предпринята попытка рационализировать ситуацию и ввести единый образец каски. К сожалению, требование упростить каску трансформировалось в попытку ее удешевления. Новая модель оказалась крайне нелюбимой солдатами прежде всего из-за ее отвратительного качества: плохой стали, меди и конского волоса, отсутствия металлического окаймления козырька (из-за этого он быстро терял форму). Кроме того, у каски исчез тяжелый шишак, который прежде скреплял половинки медного гребня и придавал ему дополнительную прочность. Новая каска была настолько непопулярной, что многие предпочитали носить каски старого образца, заделывая и чиня их, сколько можно – по крайней мере, они были прочными. Несмотря на многочисленные протесты, новая каска, к огорчению всех, оставалась официально предписанным головным убором. Генерал Сен-Жермен (Saint-Germain) в 1814 году с огорчением заметил: «…Каски были хорошо задуманы, но так дурно сделаны, что мы должны были поспешить заменить все, которыми пользовались».

Офицерские каски были в целом такими же, как солдатские, но лучшего качества. Их форма, однако, претерпела  более выраженную эволюцию: если первые образцы были очень близки к солдатским, то начиная примерно с 1808 года у офицерских касок начали понемногу увеличивать наклон лобной части шлема назад, основание гребня чуть отодвигать назад, а его верхушку, наоборот, слегка вытягивать вперед. Это привело впоследствии к возникновению так называемого «шлема в стиле Минервы», с нео-греческим профилем. Правда, на самом деле эти изменения были продиктованы подражанием не столько «классической элегантности», сколько… каскам драгун Императорской Гвардии.

И офицерские, и солдатские каски украшались плюмажами, которые вставлялись в держатель, размещенный спереди от левого крепления подбородочного ремня. Плюмажи штаб- и обер-офицеров были белыми, у остальных чинов — алыми. Каски музыкантов были идентичны солдатским, но с белой гривой, иногда — красным султаном, и с цветным (не алым) плюмажем. Цвет плюмажей в разные годы менялся. Карабинерская каска была желтой меди или латуни со стальными деталями: чешуйчатым подбородочным ремнем, «розами» в месте его крепления, и налобником. Металлический гребень увенчивался красной щетиной из конского волоса. Офицерские каски были красной, а не желтой меди, с серебряными деталями. Кроме того, металлический гребень офицерской каски был богаче орнаментирован, а алая щетина — более пышная. Трубачи имели солдатские каски, с алой (согласно Установлению 1812 года)или голубой щетиной.

Солдат 5-го Кирасирского в походной форме, 1812 год.

Солдат 5-го Кирасирского в походной форме, 1812 год. Этот кавалерист несколько отступает от помпезности парадной униформы из-за требований реальности походной жизни. Его высокий алый плюмаж оставлен слева на каске, но закрыт чехлом из проолифленной материи. Длинный конский хвост на каскезаплетен в косу (то ли для того, чтобы его не так раздувало ветром, то ли просто чтобы чем-то занять себя во время дежурства на посту). Дополнительная пара сапог приторочена к седельному чемодану: или этот солдат очень удачлив, или же он «позаимствовал» обувь у одного из своих павших товарищей. Поверх бриджей кавалерист надел походные полотняные рейтузы. Хвост лошади завязан в узел, чтобы он не спутывался.

              

Добавить комментарий