Установка орудий на позиции

Выбор правильного места для установки орудий возлагался на командира батареи. Общие требования к позиции заключались в наличии достаточного свободного пространства для местного маневрирования и легких путей для отхода в случае необходимости быстрого отступления. После того, как командир выбрал конкретный участок местности для своей батареи, он определял точное место для установки каждого орудия. Затем он отдавал приказ о выдвижении орудий на позицию. В зависимости от состояния почвы и интенсивности вражеского огня, упряжки лошадей тащили их шагом, рысью или галопом. Если район расположения батареи находился под огнем, орудия транспортировали и устанавливали в боевое положение с максимально возможной скоростью, чтобы быстрее открыть ответный огонь. Когда упряжки с орудиями прибывали на выбранное место, они разворачивались на 180 градусов и останавливались. Орудия обычно не устанавливались на одной линии, как часто считают неискушенные люди (и как почти всегда изображается на картинках), поскольку такое идеальное расположение делало их слишком хорошей целью и позиция всей батареи могла легко попасть под анфиладный огонь вражеских пушек. На самом деле в большинстве случаев они располагались как раз по ломаной линии с примерно шестиметровым интервалом между орудиями, хотя это расстояние могло значительно варьироваться .

Последний отчаянныый выстрел по приближающимся казакам

Последний отчаянныый выстрел по приближающимся казакам в бедственной русской кампании зимой 1812/13 гг. Армия Наполеона при отступлении потеряла сотни орудий.

Если 8- или 12-фунтовые пушки выдвигались на позиции, находясь на лафетах в походном положении (стволы лежали на задних подцапфенных гнездах), то операция по переводу их в боевое положение (на передние подцапфенные гнезда) представляла собой значительные трудности для прислуги ввиду большого веса стволов пушек этих калибров. Канониры затем отцепляли хобот лафета от орудийного предка. Передки оттаскивались приблизительно на 20 шагов назад от орудийного лафета. Отвоз оставался закрепленным на лафете с одного конца и на орудийном передке с другого. Используя свои лямки и рычаги, канониры устанавливали орудия точно на предназначенные им места. Малый ящик для боеприпасов переносился с лафета на фронтальную сторону орудийного передка; его крышка при этом снималась.

Как правило, требовалось восемь артиллеристов для обслуживания одного полевого орудия калибром от 4-х до 12-ти фунтов. Им в помощь для перетаскивания орудий на позиции придавались солдаты-пехотинцы, пять человек в случае 8-фунтовых пушек и семь человек в случае 12-фунтовых пушек. Для операции с 6-дюймовой гаубицей требовалось 13 артиллеристов, включая двух бомбардиров, которые отвечали за фитили и запалы. Процесс выстрела из орудия в основном был один и тот же для всей полевой артиллерии. На цветном планшете показана последовательность действий при заряжании и стрельбе из 4-фунтовой пушки. Более тяжелые калибры требовали большего количества прислуги, но указанная последовательность действий принципиально ничем не отличалась. Восемь артиллеристов непосредственно обеспечивали ведение артиллерийского огня и, кроме того, вместе с пехотинцами передвигали орудия и переносили боеприпасы. В течение сражения часто получались приказы о передислокации орудии. Если нужно было выдвинуться вперед, это обычно делалось с использованием лямок с крюками и веревками и гандшпугов; при отступлении передки прицеплялись к конным упряжкам, которые должны были плавно трогаться с места, чтобы нагрузка не оборвала отвоз.

              

Добавить комментарий