Лафеты

Лафеты для осадных орудий системы Грибоваля во французской армии были в принципе совершенно подобны лафетам для полевых орудий. Разумеется, они имели немного больший размер, чтобы на них можно было установить стволы тяжелых орудий, отличающиеся увеличенными длиной и весом. Ступицы колес были бронзовыми внутри, а колесные оси были обиты железными листами. Для вертикальной наводки тяжелых орудий использовались деревянные клинья, в противоположность подъемным винтам в полевой артиллерии, а на лафетах отсутствовали транспортные подцапфенные гнезда. Из-за большого веса осадные орудия часто перевозились отдельно от своих лафетов; они собирались вместе, как только обозы достигали города, который должен был подвергнуться осаде. Между станинами лафетов не устанавливалось никаких зарядных ящиков, как в случае более легких полевых пушек, поскольку они также были слишком тяжелыми и громоздкими.

Осадные орудия системы Грибоваля

Осадные орудия системы Грибоваля в наполеоновскую эпоху. Справа на переднем плане, позади канонира, видна осадная 24-фунтовая пушка на своем лафете. Обратите внимание на небольшую деревянную "крышку", прикрывающую запальное отверстие. Слева -- бронзовая 8-дюймовая осадная гаубица на своем лафете. Канониры обмундированы в артилеерийскую униформу образца 1812 г., но с белой кокардой и киверной бляхой с королевскии гербом, которые носились с 1815 г.

Обозы осадной артиллерии передвигались намного медленнее, чем обозы полевой артиллерии; при этом боезапасы для тяжелых орудий перевозились на любом подходящем транспорте, который имелся в наличии. В идеальном случае, фургоны или повозки, используемые для перевозки орудий, имели 11 футов в длину и 4 фута 4 дюйма 6 линий в ширину, фургоны для боеприпасов и инструмента были длиной 11 футов 4 дюйма. Повозки, принадлежавшие армии, окрашивались в два слоя оливково-зеленой краской, а сверху накрывались парусиновым чехлом; правда, в полевых условиях существовало множество вариантов этих деталей.

Каждый лафет для 16- и 24- фунтовых пушек и 8-дюймовых гаубиц тащила упряжка их четырех лошадей. Тяжелые орудия, перевозившиеся в фургонах, нуждались в гораздо больших усилиях: повозку с 24-фунтовым орудием должна была тащить упряжка из десяти лошадей, с 16-фунтовым оружием — из восьми лошадей. Повозку с гаубицей могли тащить четыре лошади. Мортиры и мортирные станки, как и большинство других видов артиллерийского снаряжения, находившегося в обозе, перевозились в фургонах, запряженных четырьмя лошадьми; исключение составляли четырехколесные походные кузницы, которые требовали упряжки из шести лошадей.

Армия с большим обозом осадной артиллерии, таким образом, требовала громадного количества людей, лошадей и фургонов. Например, армия, располагавшая осадным парком из 150 пушек, гаубиц и мортир, согласно регламенту генерала Гассенди нуждалась в 1 142 фургонах и 5 624 лошадях. Из них 768 фургонов использовались для перевозки снарядов, зарядов и инструментов, включая сюда четыре походных кузницы. Сопровождение такого обоза требовало многочисленного личного состава: на каждые 100 лошадей полагалось одна обозная рота, а для обслуживания орудий необходимо было иметь 51 роту пешей артиллерии. Трудно даже представить себе, как эта масса людей и повозок, к которой добавлялся еще обоз полевой артиллерии и гужевой транспорт для продовольствия, продвигался вслед за «Великой армией» Наполеона по европейскому континенту.

В Испании и Португалии французы вынуждены были изготавливать на месте лафеты кустарного производства, чтобы справиться с ужасными дорогами Полуострова, труднопроходимой местностью и старинным способом перевозки громоздких грузов на примитивных, но прочных телегах, которые тащили медлительные мулы. Согласно полковнику Александру Диксону, который служил в англо-португальской артиллерии, французы использовали простые, но очень крепкие повозки, в которые запрягали мулов. Хотя у Оливенцы в апреле 1811 г. Диксон лично наблюдал, как подобным образом тащили орудия калибра лишь 12 фунтов и менее, он считал, что эти примитивно выглядящие лафеты » могут выдержать и 16- или 18- фунтовые пушки, но, конечно, не более того». Для орудий больших калибров, очевидно, необходимы были и лафеты большего размера. Древесина, используемая при изготовлении таких лафетов, «была прочной и тщательно отобранной». В кустарных лафетах, разумеется, обнаруживалось множество разнообразных отклонений от стандартных проектов, но на местах иногда получались «намного более крепкие конструкции, чем можно было ожидать». Диксон сделал эскиз, показывающий такой прочно сделанный лафет, лишенный бесполезных украшений. Можно отметить два отличительных признака этого оригинального проекта: клин для вертикальной наводки (взамен подъемного винта) и наличие специального бруса, прикрепленного болтами к хоботу станины, который уменьшал отдачу при выстреле.

Набросок орудийных лафетов

Набросок примитивных, но прочных орудийных лафетов, делавшихся кустарным способом в Испании для французской артиллерии. Эских выполнен полковником Александом Диксоном по личным наблюдениям после сражения у Оливенцы в апреле 1811 г. Буква "А" обозначает "по сторонам ствола станины соединены и скреплены при помощи болтов"; "В" - "деревянный брус прикреплен болтами к хоботу лафета, чтобы уменьшить отдачу при выстреле". Лафеты с орудиями перевозили с использованием мулов.

              

Добавить комментарий