Крепостные лафеты

Крепостные лафеты (affuts de place) были полностью перепроектированы под систему Грибоваля. В предыдущей системе орудийные расчеты должны были передвигать лафеты вручную, при этом часто случались повреждения или даже поломки, полностью выводящие их из строя. Находящееся на позиции орудие должно было быть нацелено, а после выстрела возвращено на прежнее место, что требовало усилий по меньшей мере двенадцати человек; при этом ночью вновь добиться правильной наводки было почти невозможно. Кроме того, прицеливание через амбразуру, которая должна была находиться на достаточной высоте, чтобы обеспечить защиту артиллеристов, ограничивало сектор обстрела. Влияние перечисленных факторов приводило к тому, что крепостные орудия, даже в самых благоприятных условиях, редко отличались эффективным огнем.

Грибоваль с самого начала своей службы сталкивался с проблемами крепостной артиллерии и уже в 1748 г. предложил новый, причем достаточно простой способ избежать трудностей с прицеливанием орудий и при этом повысить их скорострельность. Его решение заключалось в устройстве наклонной деревянной платформы, на которую устанавливалось орудие на крепостном лафете. Часть лафета, поддерживающая ствол, была скопирована с морских лафетов, станины получили увеличенную высоту, колеса малого размера были сняты. Вместо них впереди были поставлены два больших колеса, а сзади — третье колесо меньшего размера. Вес орудия распределялся на три колеса, что делало его намного более устойчивым, и следовательно, более метким при стрельбе. Три колеса катились по трем деревянным «рельсам» (ralis). Установленная под углом, платформа с рельсами позволяла орудию в результате отдачи после выстрела откатываться назад, а затем легко и быстро возвращаться в исходную позицию для подготовки следующего залпа. Процесс длился меньше минуты, и таким образом скорострельность значительно увеличивалась. Фиксированное положение орудия также помогало обороняющимся вести артиллерийский огонь ночью с приемлемой степенью точности, нарушая ход вражеских осадных работ, что в свою очередь вынуждало противника заниматься восстановительными работами днем, в гораздо более трудных и опасных условиях.

Крепостные лафеты Грибоваля обеспечивали возвышение орудий более чем на два метра над основанием, по сравнению с почти 130 см у прежних колесных крепостных лафетов и 65 см у морских лафетов. Для орудий новой системы не требовались большие амбразуры, размер последних мог не превышать 35*50 см. Это позволяло быстро устанавливать батареи на крепостных стенах, поскольку теперь не требовалось заниматься выравниванием огневых позиций и строительством высоких парапетов. Поскольку колеса были меньшего диаметра, чем у обычных крепостных лафетов, вероятность их повреждения соответственно уменьшалась; и вообще, новые орудия были гораздо менее видимы для противника, чем предыдущие модели. Использование древесины как материала для платформ обеспечивало как удешевление их постройки, так и упрощение их ремонта.

Другим важным преимуществом новой системы было то, что для обслуживания орудия на крепостном лафете Грибоваля требовалось всего лишь пять человек. За исключение канониров, орудующих банниками и прибойниками у орудийного дула, остальные артиллеристы оставались почти невидимыми для вражеских глаз, разве только их руки иногда показывались в поле зрения противника; ранее всему расчету приходилось пребывать практически на открытой позиции.

Хотя Грибоваль не располагал значительными средствами, ему все же удалось изготовить за свой счет лафет, предназначенный для проверки его концепций. Результаты испытаний получились убедительными, и Грибоваль в сентябре 1748 г. официально представил крепостной лафет нового образца. Идея была поддержана специалистами, и предложение передали на рассмотрение де Вальера. Он также с энтузиазмом отнесся к новинке и заказал несколько опытных экземпляров крепостных лафетов Грибоваля, которые должны были быть изгтовлены и опробованы в Дуэ. В феврале 1749 г. испытания были завершены , их результаты подтвердили преимущества системы Грибоваля. Затем де Вальер продемонстрировал лафет нового образца генерал-директору артиллерии графу д`О. Король Людовик XV даже вознаградил Грибоваля за усердие. Но в результате, несмотря на все эти одобрительные мнения, рекомендации и поощрения, в дальнейшем дело совершенно застопорилось!

Новый проект крепостного лафета в течение очень многих лет не принимался на вооружение французской артиллерии. Вероятно, это можно частично объяснить простым стремлением избежать лишних расходов, но скорее всего это произошло вследствие политической борьбы при французском дворе. Когда в период Семилетней войны Грибоваль служил в австрийской армии, в Швейднице в 1762 г. он командовал крепостной артиллерий, укомплектованной орудиями, установленными на лафетах его проекта, и эти пушки в течение осады города пруссаками продемонстрировали отличные боевые качества. Этот тип лафета в 1764 г. снова подвергся испытаниям в Страсбурге, и по их положительным результатам было рекомендовано включить его в новую систему артиллерии начиная со следующего года. Грибоваль в конечном счете, уже при Людовике XVI, стал первым генерал-инспектором артиллерии и, после решения большого количества неотложных проблем полевой артиллерии, в 1770-х и 1780-х годах направил свое внимание на тяжелую артиллерию. Крепостные лафеты его проекта постепенно, начиная с 1780-х годов, становились все более обычными во французских крепостях.

Мортирные станки отливались по частям их железа и затем скреплялись вместе болтами. Деревянные станки, усиленные железными накладками, использовались до 1740-х годов, но они оказались и дороже в изготовлении, и слабее по конструкции (чаще ломались), почему и были заменены на литые железные. Литые железные станки, разумеется, отличались высокой прочностью и долгим сроком службы, но были очень тяжелыми. В 1760-х годах их заменили снова, на этот раз на смешанную железно-деревянную конструкцию. В мортирных станках, применявшихся во времена Наполеона, из литого железа были только станины (боковые стороны станков), которые охватывали деревянные горизонтальные брусья, закрепленные длинными стальными болтами. Такое сочетание железных и деревянных частей обеспечивало достаточную прочность при относительно небольшом весе станка.

Окраска и отделка

Цвета окраски и отделки лафетов и прочего оснащения тяжелой артиллерии Наполеона в общих чертах соответствовали принятым для полевой артиллерии: деревянные детали окрашивались в оливково-зеленый цвет, а железные — в черный. Калибр орудий обычно обозначался белой краской на верхней части станин лафета. Мортирные станки окрашивались согласно двум вариантам: или их металлические детали были черного цвета, а деревянные оливково-зеленого; или станок полностью окрашивался в черный цвет.

Крепостной лафет системы Грибоваля

Вид сзади на крепостной лафет системы Грибоваля и платформу, датируемые периодом после 1806 г.

              

Добавить комментарий