Французская артиллерия 18-го столетия

В 1785 году молодой Наполеон Бонапарт закончил Военную школу в Париже и в чине суб-лейтенанта получил назначение в Лафертский артиллерийский полк Королевского корпуса артиллерии. Таким образом, военной специальностью будущего императора была именно артиллерия, а возглавлял этот род войск в описываемый период почтенный старец генерал Грибоваль. К этому времени после длинного ряда политических баталий Франция приняла на вооружение новаторскую систему артиллерии, разработанную и введенную именно Грибовалем. Следовательно, юному корсиканцу Наполеону выпала удача стать офицером через несколько лет после того, как французская армия получила, возможно, самую лучшую систему артиллерии в Европе в 18-м веке.

Столь же замечательной, как и сама новая система Грибоваля, была история ее применения на вооружение, поскольку она стала объектом длительной и ожесточенной политической борьбы. Предыдущая система, принятая в 1732 году, была разработана генерал-лейтенантом Жаном Флораном де Вальером, занимавшего в первый период царствования Людовика XV пост инспектора артиллерии.

Во времена де Вольера его система представляла собой значительное усовершенствование по сравнению с громыхающими артиллерийскими парками, оставшимися от эпохи Людовика IV и Мальборо. До 1730-х годов полевая артиллерия, используемая французскими армиями в сражениях, представляла собой множество образцов, изготовленных как во Франции, таки за границей, причем характеризовались они большим разнообразием калибров. Снабжение боеприпасами такого артиллерийского «зверинца» было постоянным кошмаром для поставщиков. Транспортировка орудий представляла не меньшую проблему, так как они, как правило, отличались громадным весом. Например, 12-фунтовая пушка требовала для своего передвижения упряжку из девяти лошадей, а временами приходилось использовать даже волов. Очевидно, что такие громоздкие орудия можно было перевозить только с малой скоростью. Канониры были причислены «к регулярной армии еще при Людовике IV в начале 1670-х годов, но лошади и упряжки представлялись частными подрядчиками. Естественно, гражданские кучера не очень горели желанием доставлять орудия и фургоны с амуницией поближе к врагу. Если к тому же поблизости начиналась пальба, то непривычные к опасностям извозчики могли просто убежать подальше в тыл. Однако, такой порядок существовал тогда по всей Европе.

Система де Вальера, введенная королевским ордером 7 октября 1732 года, заменила все предыдущие системы, использовавшиеся французской армией. Основной задачей предстоящей реформы было уменьшение числа калибров орудий и введение стандартных образцов стволов пушек и мортир, которые должны были производиться исключительно во Франции. Де Вольер добился полного успеха, и новая система артиллерии французской армии включала только 4-, 8-, 12-, 16- и 24-фунтовые пушки и 8- и 12-дюймовые мортиры. Хотя не существовало никакого четкого разделения, но все же 4-, 8- и 12-фунтовые пушки рассматривались в качестве полевых орудий, а пушки более тяжелых калибров считались подходящими для осадной артиллерии.

Скорость стрельбы 4-фунтовых орудий была очень высокой, доходившей до десяти выстрелов в минуту, пушки более тяжелого калибра могли давать один или, возможно, два выстрела в минуту. Первые десять лет после своего введения система де Вальера удовлетворяла всем требованиям, но по мере того, как проходило время и менялся характер боевых действий, ее недостатки проявлялись все более отчетливо. В ходе войны за австрийское наследство (1744 — 1748) очень быстро выяснилось, что имеется потребность в легких полевых орудиях, которые могли бы передвигаться по полю боя вслед за пехотными батальонами. В результате в войсках появились различные легкие полевые пушки, преимущественно благодаря настойчивости маршала Морица Саксонского, самого выдающегося французского полководца середины 18-го века; но в целом это оказалось только преходящим эпизодом.

В течение Семилетней войны (1756 – 1763) вновь возникла необходимость в легких орудиях, и по королевскому приказу от 20 января 1757 года каждому пехотному батальону должны были придаваться по две 4-фунтовые пушки «шведского» образца. Принятие вооружение шведских пушек объясняется тем, что именно Швеция успешно применяла легкие орудия для поддержки пехоты в Скандинавских компаниях; причем зимой некоторые из них устанавливались зимой на санях-лафетах. С 1759 года во французских батальонах появились также пушки Ростэня. Однако, эти нововведения не могли быть проведены незамедлительно, и к тому же они не решали фундаментальные проблемы немедленно, и к тому же они не решали фундаментальные проблемы устаревающей системы артиллерии. К тому же, в ходе осадных действий выяснилось, что эффективность некоторых разновидностей мортир по меньшей мере была сомнительной.

Следующим упущением в системе да Вальера стало отсутствие гаубиц, хотя в голландской и британской армиях они использовались уже с конца 17-го века. Французская армия проявляла значительную заинтересованность в этом новом виде орудий, так как гаубицы отличались относительно небольшим весом и могли вести огонь разрывными гранатами, картечью или обычными ядрами. Их отсутствие остро чувствовалось еще в ходе войны за австрийское наследство , и офицеры действительной службы выступали за скорейшее введение гаубиц. Но в 1747 году начальником артиллерийских школ и депо стал сын Жана де Вальера, Жозеф Флоран де Вальер (1717-1776). Он был консерватором по характеру и, конечно, стойким последователем системы, автором которой был его отец. Под давлением упомянутых офицеров он все же разработал проект тяжелой 8-дюймовой гаубицы, впервые отлитой в Дуэ в 1749 году, однако в конечном итоге на вооружение поступило очень немного таких орудий. Жозеф де Вальер не предложил ни одного важного усовершенствования в артиллерийском деле, но оказался ловким придворным и потому удержался на своем посту в течение достаточно длительного срока. Таким образом, в битвах Семилетней войны французской армии пришлось сражаться, располагая устаревающим на глазах артиллерийским парком.

Обслуживание 4-фунтовой полевой пушки

Обслуживание 4-фунтовой полевой пушки
До введения в 1803 г. 6-фунтовых орудий образца XI года, каждая батарея пешей артиллерии насчитывала шесть 4- и 8-фунтовых полевых пушек, дополненных парой 24-фунтовых осадных орудий или несколькими осадными гаубицами и мортирами. В то время как в наполеоновских войсках по всей Европе старые пушки постепенно заменялись на новые шестифунтовки, французские батареи, сражавшиеся в Португалии и Испании, продолжали использовать 4- и 8-фунтовые полевые пушки системы Грибоваля. На картинке показано подразделение пешей артиллерии в период Полуостровной войны, между 1808 и 1811 годами, которое обслуживает 4-фунтовую полевую пушку. Часть орудийной прислуги могли также составлять пехотинцы, откомандированные на помощь канонирам; солдаты обычно подносили заряды, хранившиеся на передках, и при необходимости вручную передвигали орудия. Из данной пушки только что был произведен выстрел.

A– второй номер расчета носил длинную лямку. Его задачей была очистка ствола. При помощи извлекателя пыжа он извлекал остатки старого заряда, затем вставлял в дуло банник с изогнутой рукояткой и несколько раз энергичными движениями туда и обратно прочищал канал, при этом дополнительно вращая банник.

B – Первый номер расчета носил короткую лямку. В то время как канонир «A» прочищал ствол банником, он указательным или большим пальцем, защищенным кожаным напальчником
(thumbstall), затыкал затравочное отверстие. Это должно было предотвратить доступ воздуха в канал ствола и тем самым помочь загасить тлеющие там остатки пыжа. Как только очистка заканчивалась, первый номер корректировал положение подъемного винта согласно указаниям командира орудия – сержанта «F».

C – Второй номер расчета, подносчик, носил короткую лямку и подсумок для зарядов из темно-желтой кожи. Он подносит пушечные ядра и заряды второму номеру «D».

D – Второй номер расчета, заряжающий, носил длинную лямку. Он вкладывает пороховой заряд (во фланелевом или саржевом картузе) и пушечное ядро в дуло и закрывает их пробкой (corc), сделанной из соломы. Затем при помощи прибойника он до упора заталкивает их в ствол.

E – Второй номер расчета, заряжающий, носил короткую лямку. Экипированный подсумком из темно-желтой кожи, который носился на поясной портупее, он вставляет прокольник в затравочное отверстие и протыкает пороховой картуз внутри орудийного ствола; затем он должен был вставить туда же запальник, состоящий из двух переплетенных легковоспламеняющихся хлопковых шнуров, вложенных в тростинку. Именно для этой цели некоторые канониры носили еще один подсумок из темно-желтой кожи небольшого размера, в котором хранились тростинки и хлопковые фитили.

F – Первый номер расчета, сержант, командовал орудием. Получив распоряжение об установке орудия на место, он нацеливает его в горизонтальной плоскости и затем переходит направо, чтобы отдать приказ стрелять.

G – Второй номер расчета носил длинную лямку. Он поджигал запал и тем самым производил выстрел из пушки. Для этой цели он был экипирован длинным кожаным контейнером, имеющим форму тубуса, со скользящей крышкой, предназначенным для хранения фитильных пальников, один из которых он держит в руке (прикреплен к длинной ручке). Он мог также использовать пальник без ручки. По команде сержанта он должен был поджечь фитиль в затравочном отверстии, после чего производился выстрел. Этот канонир также имел задачу охлаждать орудийный ствол водой из ведра, которое должно было всегда быть полным и находиться рядом с орудием.

H – Второй номер расчета носил длинную лямку. Он должен был помогать второму номеру «C» в заполнении его подсумка, чтобы быть уверенным в том, что он всегда полон и закрыт, когда орудие стреляет.
На заднем плане стоят еще два вторых номера, вооруженных мушкетами, которые охраняют орудийные передки и зарядные ящики, и следят за заполнением ведра с охлаждающей водой. Они также помогают перетаскивать орудие.

I – Монограмма «RF» (Republique Francaise) начиная с 1793 г. (после упразднения монархии) гравировалась на бронзовых стволах орудий; часто на месте удаленного королевского вензеля. До этого времени на орудиях обычно гравировался королевский вензель в виде двойного L на ленте. В 1792 г. некоторые орудия также маркировались буквами «AN» (Arsenal National). Начиная с 1804 г. вензелем служила буква «N» между двумя пальмовыми ветвями.

 

2 комментария: Французская артиллерия 18-го столетия

Добавить комментарий