Отступление Александра в Вавилон

Александр заключил союз с Пором и примирил его с Таксилом. Рядом с Гидас-пом, на месте битвы царь построил большой город и назвал его Никеей (по-гречески «Победный»), а несколько севернее, где была осуществлена переправа, основал город Букефалию (Bucephala), в честь своего боевого коня, который здесь умер от старости. Александр отдыхал со своими воинами в течение месяца и за это время получил подкрепления солдат фракийцев, посланных ему губернатором Каспийской области.

Потери македонцев были огромны. Александр понял, что, если он не хочет, чтобы вся Индия объединилась в борьбе с ним, как это было в Согдиане, необходимо вести себя милостиво с побежденными и привлекать местных правителей на свою сторону. Поэтому царь не только не казнил Пора, но даже расширил территорию его страны, подчинив ему 15 прежде независимых племен. Теперь, утратив свою свободу, они ненавидели Пора, и царь для того, чтобы сохранить свою власть, не мог обойтись без поддержки македонцев. Александру пришлось оставить значительную часть своей армии в долине Гидаспа для поддержки Пора и Таксила.

Александр Македонский

Александр Македонский

Александр отправился в поход в июле до окончания сезона дождей. Македонцы пересекли реки Акесинес (Acesines — Ченаб) и Гидроат (Hydroates — Равви), покорив местные племена. Город Санталу они сровняли с землей. Дождь все лил и лил, воздух был туманным и промозглым. Ветераны Александра уже были не теми юными сорвиголовами, которые восемь лет назад вышли из Пеллы. Они прошли более 17 000 миль и принимали участие во всех мыслимых битвах и осадах. Редко кто из них не пострадал. Когда армия подошла к разлившемуся от дождей Гифасису (Hyphasis), среди воинов распространились слухи о земле и людях, живущих за рекой. Говорили, что в двенадцати днях пути есть еще одна большая река (вероятно, Сутледж), за которой живут многочисленные свирепые племена, у них есть колесницы и боевые слоны.

К тому же было известно, что Гифасис -восточная граница империи Дария. До сих пор Александр, по крайней мере, мог заявлять, что, как преемник Дария ведет войну за провинции, принадлежащие ему по праву. Но, перейдя через Гифасис, войско его встало бы перед перспективой военного похода, который мог неизвестно когда закончиться. Это был бы буквально поход на край света.

Как пишет в своих хрониках Арриан, Александр надеялся достичь «Великой реки Океан», который согласно греческим географическим представлениям окружал сухопутную массу мира. Однако его воины теперь следовали за ним без энтузиазма. И когда Александр наблюдал их падающий моральный дух, он пытался взбодрить их страстным обращением. После длительного молчания, которое последовало за пламенной речью Александра, Кен смело выразил нежелание армии продолжать поход. Эта речь рассердила Александра, поссорив его с армией в целом и Кеном в частности. Царь удалился в свою палатку и не выходил оттуда в течение двух дней. Но когда никто из воинов не проявил никакого раскаяния в предательстве его глобальных планов, он осознал, что время возвращения назад для этой армии уже наступило.

Но даже отступление в Вавилон было полно для македонцев драматическими событиями. Александр был вовлечен в безумную войну против маллов (МаШ), группы племен долины Инда. При штурме одной крепостей маллов он едва не был убит. Увлекая за собой своих воинов, отказывавшихся карабкаться по осадным лестницам, Александр во главе нескольких телохранителей первым взобрался на стену и спрыгнул внутрь крепости. В этот момент лестница, по которой следовали остальные, обломилась, и царь оказался среди врагов. Видя, что в крепости находится только Александр и его три оруженосца, маллы смело набросились на них. Царь и его телохранители отчаянно защищались, но скоро один из них (Абреас [Abreas]) был убит, а сам Александр получил несколько тяжелых ран и упал на колени у стены. Его храбрые оруженосцы Певкест (Peucestas) и Ле-оннат (Leonnatus) держались еще на ногах и мужественно защищали царя, заслонив его своими телами. Подоспевшие в последний момент македонцы вырвали потерявшего сознание Александра из рук маллов и отнесли в палатку. Александр был на волосок от смерти, и македонцы в отместку устроили резню, убив всех мужчин, женщин и детей в захваченном городе.

Оправляясь от почти фатальной раны, Александр направил свою армию вниз по течению к Акесинесу и далее к Инду. Постоянные конфликты между командирами гетайров — Кратером и Гефестионом, вынудили его разделить свою армию. Основная часть под командованием Кратера направилась назад через область Арахосию (Arachosia) и город Александрию (Кандагар). Сам же Александр загорелся идеей исследований и открытий. Он собрал остатки своей армии и отправился в район Пат-талы (Pattala) в дельте Инда. Свои силы он разбил на две части, ведя исследования неведомых земель с суши и с кораблей.

Александр исследовал оба устья Инда. Флот, который должен был, очевидно, следовать параллельно его движению во время возврата на запад, задержал муссон. Таким образом, Александр и его воины скоро потеряли контакт с судами, которые совершали теперь самостоятельное плавание под командой его адмирала Неарха (Nearchus). Команды Неарха часто пугали незнакомые условия Индийского океана, который включал такие явления, как сильные течения и китов. Они претерпели много лишений и нужды, и несколько судов было потеряно.

Сухопутные силы претерпели еще большие лишения, блуждая в пустыне Гедрозии (Gedrosian, пустыня носила то же название, что и персидская сатрапия Гедрозия, нынешний Белуджистан). Сначала отряд Александра тащил роскошную добычу, добытую в восточных войнах, а также многочисленных женщин и детей. Но вскоре им пришлось бросить и сжечь добычу, а многих своих животных они вынуждены были убить на еду. Все страдали от жажды, потому с радостью разбили лагерь на берегу ничтожного ручейка, протекавшего в пустыне. Внезапно ночью где-то в отдаленных горах прошел ливень, превративший маленький ручеек в ревущий полноводный поток. Много женщин и детей утонуло во время этого паводка, были потери среди воинов и животных. В пустыне больные или истощенные падали и оставались лежать там, где упали, поскольку ни у кого не было сил помочь им или нести их. Когда сильный ветер стер все межевые вехи и занес тропы песком, проводники Александра, не умевшие читать звезды, сами сбились с пути. В этом критическом положении Александр взял выбор маршрута на себя и, используя собственные способы определения направления, привел своих отчаявшихся воинов к берегу моря. На берегу на относительно небольшой глубине была обнаружена пресная вода. В течение семи дней претерпевшая чудовищные лишения армия шла по безлюдной береговой полосе.

              

Добавить комментарий