Тактика Александра

В ходе этой кампании Александр всегда применял одну и ту же стандартную тактику, которую унаследовал от своего отца Филиппа. Вместе с тем, один и тот же основной тактический прием осуществлялся им с удивительной многосторонностью, импровизацией и ориентацией на обстоятельства и существующую позицию. Именно такого рода изменения в ходе битвы при Гранике — выдающийся пример гибкого тактического мышления.

Cеребряная монета

Эта серебряная монета была отчеканена в Магнезии на реке Меандр в Малой Азии. Это один из тех греческих городов, который сразу перешел на сторону Александра после сражения при Гарнике и был занят Парменионом. Наездник на монете изобржен хорошо вооруженным и обутым в некий вид цельнокожаных ботинок.

Характерный македонский план боя зависел от координации действий относительно медленной пехотной фаланги и стремительных конных флангов. При этом правый фланг обычно прорывался вперед, чтобы обойти строй противника и окружить его. В конечном счете, конница пыталась полностью окружить противника и нанести удар с тыла по его центру. При этом фаланга выполняла функцию, сравнимую с ролью наковальни для молота (конницы). Но как осуществить такую тактику, когда вместо широкой равнины напротив них был крутой берег реки, раздутой весенними наводнениями?

Александр, как всегда, возглавил конницу на правом фланге, отправив свой отряд чуть выше по течению и борясь с быстрым потоком. Он должен был обойти фланг противника и не дать персидской коннице нанести удар македонской фаланге слева. За час до начала боя персы со своих высот могли наблюдать перемещения македонского царя. Но он пока не особенно и скрывался. Атака началась под фанфары труб и громкие боевые крики. Однако, когда македонский авангард вошел в реку, Александр и его элитная конница гетайров оказались под прикрытием возвышенностей, за изгибом реки и деревьями, которые росли вдоль берегов.

Практически ничего не известно о роли, сыгранной в этом сражении Парменионом. Просто отмечается, что, начиная атаку, Александр поручил ему возглавить атаку левого крыла. На первой стадии действия левого фланга были исключительно оборонительными, поскольку существовала реальная опасность, что с таким превосходством конницы на своем правом фланге персы поменяются ролями с Александром. Они могли начать решительную встречную атаку, пересечь реку, обойти левый фланг македонцев, напасть на обоз и нанести удар по македонскому центру с тыла. Парменион, командовавший левым крылом, где в основном располагалась фессалийская конница, вероятно, получил приказ держать оборону по речному берегу, не давая персам контратаковать, пока атака македонской фаланги в центре не опрокинет врагов. Македонская тактика боя всегда предполагала усиление левого крыла легкой пехотой, чтобы выдержать атаки противника и обеспечить смелые действия ударной конницы правого крыла.

При Гранике знаменитые пикинеры македонской фаланги как обычно сформировали центр. Не столь характерным было их участие в первой фазе боя. Эта роль обычно поручалась коннице гетайров Александра на правом крыле. Фактически на острие атаки в этом речном форсировании был отряд тяжелой конницы, выдвинутый впереди фаланги. Как только ее подразделения достигли противоположного берега, они были встречены залпами стрел и копий, а потом в бой вступил цвет персидской конницы и тяжелая пехота Мемнона, ожидавшие нападавших в выгодной позиции. Очевидно, что потери македонцев были очень велики.

Офицеры Александра, возглавившие эту атаку, не хуже его понимали, что предпринятое наступление с одной стороны является рискованнейшим опасным выпадом, с другой стороны — испытанием македонской армии, проверкой ее преданности Александру. Он, вероятно, форсировал речной поток выше по течению, неожиданно обнаружив, что течение сильнее, чем он ожидал. Но так или иначе он принял, как часто делал и в последующем, обдуманное рискованное решение.

Конечно, маневр конницы гетайров, обеспечивший обход персов с фланга, был длинным и опасным, уводившим кавалерию Александра далеко от центра боевого строя. Это был обычный риск при попытке окружить большие силы относительно малочисленным отрядом. Персы, очевидно, были застигнуты врасплох. По их тактическому разумению Александр не мог начинать форсирование реки. О растерянности персов свидетельствует поспешность, с которой их командиры начали перебрасывать на фланг силы с центрального участка, чтобы прикрыть свою армию от новой угрозы. Одна древняя хроника рассказывает об отчаянном сопротивлении, с которым столкнулся Александр, когда пересекал реку выше по течению. К счастью для македонцев, сопротивление это оказал малочисленный персидский отряд, прикрывавший брод и посланный сюда заранее персидскими командующими, чтобы прикрыть этот «неважный» «второстепенный» участок берега. Численность персидской конницы была такова, что она вполне могла организовать результативную контратаку, количественно превосходя гетайров. Но тут Александр более полагался на выучку своих воинов и преимущества, которые давали длинные македонские копья по сравнению с коротким персидским кавалерийским копьем. Кроме того, пока персы организовывали противодействие гетайрам Александра, их построение уже испытывало давление македонской фаланги в центре на берегу реки.

По мере того, как все новые и новые персидские отряды втягивались в противодействие коннице Александра на фланге, на берегу реки оставалось все меньше и меньше воинов прикрытия. Теперь македонцы могли форсировать реку сразу в нескольких местах и легко захватить легкие полевые укрепления на вражеском берегу (нет гарантии, что подобные укрепления персы на Гранике возвели, о них говорится вскользь и в более поздних свидетельствах).

Развитие ситуации было типичным результатом тактики Александра. Персидская кавалерия оказалась зажатой между двумя сходящимися клиньями. В этом бою плотность соприкосновения была такой, что лишила македонских пикинеров (сариссофоров) преимуществ их длинных копий. Их сарисы перепутались или были сломаны. Разгоревшийся бой в некоторых отношениях был более типичен для греческой пехотной тактики, чем для сражения конниц, в которых кавалерия выступала против кавалерии. В конечном счете, с обеих сторон в ход пошли мечи, и именно они решили исход дела.

              

Добавить комментарий