Сражение при Гранике

Персидские силы расположились лагерем у Зелии (Zelia). Они имели возможность воспрепятствовать продвижению Александра через Троаду, заняв рубеж обороны по какой-либо из рек, текущих с севера в Мраморное море (Пропонтиду). Одна из них, Граник, обеспечивала удачную позицию для персов. Персидский царь Дарий III, находившийся сейчас далеко на востоке в своей столице Сузы, вверил армию в Малой Азии команде губернаторов его западных провинций. Помимо персидских войск им подчинялось и соединение греческих солдат-наемников под командованием Мемнона Родосца. Этот офицер уже доказал свои тактические таланты и организаторские способности в сражениях против македонских сил. Сейчас он привел с собой контингент примерно из 20 тысяч воинов. По численности его отряд приблизительно равнялся всей персидской коннице западных губернаторов. Однако у них практически не было пехоты (кроме греков-наемников). Вообще количественное соотношение пехоты и конницы в этой персидской армии было необычным: возникает ощущение, что персидская пехота еще не была полностью мобилизована. Возможно, она просто не успела прийти к полю боя при Гранике, поскольку во многих организационных решениях действия персов выглядят сильно запоздалыми.

Воин-пехотинец

Этот воин-пехотинец (с вазы, хранящейся в Неаполе) наносит рубящий удар своим мечом кописом. Такое оружие было типично для греческих или македонских солдат VI столетия. На воине обычный шлем позднего классического периода, хотя заметно отсутствие элементов для защиты лица.

Армия Александра приблизилась к Гранику в строю, который представлял собой переходную стадию от походной колонны к боевому развертыванию. Его главная ударная сила — тяжелая пехота, уже маршировала в двух параллельных колоннах с конницей, прикрывающей ее фланги. Обоз следовал позади. Под руководством офицера Гегелоха (Hegelochus) сводный отряд разведчиков из тяжелой кавалерии (сариссофоров) и 500 легковооруженных пехотинцев двигался впереди колонн, осуществляя разведку.

Македонская армия подходила к реке Граник, когда к царю прибыли посыльные от Гегелоха, сообщив, что враг обнаружен. Греки видели, что персы построились на противоположном достаточно крутом берегу реки. Подход к Гранику был достаточно просторным, чтобы Александр смог развернуть свою армию. Персы вели себя пассивно, позволив ему беспрепятственно перестроиться в боевой строй.

Второй по старшинству командир македонского войска Парменион согласно сохранившимся свидетельствам предлагал выждать — построить лагерь и дождаться следующего дня. Быстрая глубокая река и ее крутые берега были серьезным препятствием между двумя армиями, и если на этом берегу воины Александра могли легко принять бой, то, начав форсирование на противоположный берег, они выходили б в рассыпанных группах или в колоннах, что ставило подразделения под удар опасных контратак. Парменион подчеркивал, что македонцы превышают врага в численности пехоты, а следовательно, персы вряд ли рискнут форсировать ночью реку и нападать на их лагерь. Если бы македонцы дождались рассвета, то смогли бы форсировать реку в отдалении от персидской армии и атаковать персов с фланга вдоль реки.

Абсолютно все, что предлагал Парменион, было тактически верным продуманным решением. Но, как это бывало и в других случаях, Александр высокомерно отклонил эти разумные советы. Для него принципиальным был вопрос морального состояния войск: он боялся, что храбрость и доверие у македонцев пострадают, если, увидев врага, их командиры начнут строить укрепления и избегать сражения.

Некоторое время две армии стояли друг напротив друга, как бы раздумывая, кто первый начнет атаку. Понятно, что персы, занимавшие высокий берег реки, и не думали трогаться с места, наблюдая за действиями Александра, которого легко можно было различить в толпе, выделявшегося роскошной броней. Еще раз напомним, что на персидском военном совете предложение талантливого полководца грека-родосца Мемнона заманить Александра вглубь материка, разоряя оставленные области, и одновременно открыть боевые действия в тылу македонцев, в Греции — было решительно отклонено малоазийскими сатрапами. Они не желали, чтобы враг опустошал их владения, и поэтому решили дать Александру сражение незамедлительно. Александр так же не мог ждать ни дня. Даже если не говорить о моральном духе войск, было очевидно, что к персам идут пехотные подкрепления, и с каждым днем врагов будет больше и больше.

              

Добавить комментарий