Александр и Дарий после Исса

После того, как не стало Мемнона, командование персидскими войсками перешло к знатным персам: Фарнабазу и его зятю Аутофра-дату. Последний продолжал кампанию на Эгейском море, а Фарнабаз с большим наемным войском отправился в Ликию, чтобы заставить Александра вернуться на побережье. Но эта многообещающая инициатива была пресечена самим Дарием, который не хуже Александра понимал, что стратегия Мемнона без него самого имеет мало шансов на успех. Персидский царь собрал тайный совет, чтобы решить вопрос -стоит ли вторгаться в Европу или лучше нанести прямой удар по македонскому войску?

Македонский щитоносец  гипаспист

Македонский щитоносец гипаспист из гвардии македонского царя. Точное назначение этого рода войск неизвестно, но представляется вероятным, что они были более легкими солдатами, чем фалангисты, и в сражении защищали уязвимые фланги.

Советники-персы склонялись к тому, что сам Дарий должен был вынудить Александра принять бой, но против этого в довольно грубой форме выступил афинский наемник Харидем. Он обоснованно считал, что со стороны Дария было бы безумием делать ставкой в этой игре свой трон, что царю лучше оставаться в Сузах, а с Александром пусть воюет профессиональный полководец. Харидем имел в виду самого себя, это вызвало резкое недовольство других советников. Они объявили, что афинянин добивается этого, чтобы легче было предать их македонцам. Харидема как профессионала наемника такие обвинения особенно задели. Совет перешел в свару. Некоторые замечания насчет персидских трусости и невежества так разгневали Дария, что он приказал тут же казнить Харидема. Когда грека уводили, он крикнул, что Дарий за эту казнь заплатит троном и царством. Когда гнев царя остыл, Дарий очень сожалел, что казнил лучшего из своих военачальников, понимая, что подходящей замены ему не найти.

Тем временем в Греции царь Спарты Агис, никогда не признававший македонского правления, уже прощупывал варианты выступления против Александра и вел тайные переговоры о том, как персы смогут поддержать его. Он приплыл на одной триреме на встречу с Фарнабазом на остров Сифнос (Siphnos) в Кикладах, договариваясь о помощи персов флотом и деньгами для начала войны против Антипатра, наместника Александра в Греции.

Новости об Иссе достигли Агиса и персидских командиров во время их встречи на Сифносе. Фарнабаз сразу поспешил обратно к Хиосу: вполне реальной была опасность, что промакедонские элементы всего восточного побережья Эгейского моря на волне успехов Александра сбросят персидский контроль. При таких обстоятельствах Агис, конечно, не получил желаемой помощи в достаточном объеме: Аутофрадат выделил ему только десять судов и тридцать талантов серебра. Эти деньги и корабли Агис отправил своему брату Агезилу (Agesilaus) с инструкциями, чтобы он оплатил гребцов и направил флотилию к Кипру, установив там антимакедонское правление. Эта операция была успешно осуществлена, но не сыграла существенной стратегической роли.

Несколько месяцев позже к Агису присоединились греческие наемники, противостоявшие Александру в Иссе, но бежавшие после сражения. Количество выживших беглецов оценивается в 8000; некоторые вернулись в Грецию через Египет и некоторые, возможно, остались в Египте. Агис не получил ожидаемой поддержки от Афин. Контингенты нескольких городов Пелопоннеса собрались по спартанскому вызову, но Мессина, Аргос и Мегалополис — все традиционные враги Спарты — и не думали противостоять Македонии. Проблема Агиса состояла в том, что даже при всех собранных вместе резервах его армия по численности вдвое уступала войску Антипатра у стен враждебного Мегалополиса. Агис сражался и героически умер, продолжая биться даже на коленях, когда его ноги были перерублены, и он уже не мог стоять во весь рост.

              

Добавить комментарий