Осадная башня Посидония

Слово helepolis означает «берущий города». Обычно под этим словом понимают гигантские сооружения Деметрия Полиоркета, построенные в конце IV в. до Р.Х. Однако осадная башня имеет долгую историю. Полиид известен как «человек, построивший осадную башню при Византии» во время безуспешной осады города Филиппом в 340 г. до Р.Х. Хотя никаких подробностей об этой башне неизвестно, скорее всего, ее использовали для обстрела городской стены и прилегающих к стене кварталов. Термин helepolis в то время применялся к любой осадной машине внушительных размеров. В античную эпоху этим словом короткое время обозначали таран, но с IV в. до Р.Х. термин закрепился за осадными башнями. Башня Посидония, описанная Битоном, была построена для Александра Великого около 330 г. до Р.Х. Среди кратких рекомендаций говорится, что для строительства башни лучше использовать ель или сосну, если требуется длинные деревянные детали. Несущие элементы, принимающие на себя основную нагрузку, следовало делать из дуба или ясеня. Длинные брусья укреплялись железными полосами.

Осадная башня Посидония

Реконструкция осадной башни Посидония

Краткость Битона послужила причиной ожесточенной полемики среди историков. Еще совсем недавно рассказ Битона считали нелепым вымыслом. Датский историк Are Драхман даже заявил, что «в словах Битона нет ни капли смысла». Но это экстремистское заявление, в действительности, описание Битона содержит много ценной информации. У основания башня Посидония имела 18,5 м в длину и 15,5 м в ширину. Таким образом, она была значительно шире башни, построенной Диадом. Битон сообщает, что оси башни поддерживались железными лонжеронами длиной 18,5 м и высотой 95 см. Британский историк Эрик Марсден предполагает, что с каждого бока башни имелось по два таких лонжерона, между которыми были зажаты колеса. В тексте Битона отсутствуют такие детали, но предположение Марсдена правдоподобно, так как такое конструкторское решение встречалось на более поздних римских машинах. Железные лонжероны должны были соединятся поперечинами.

Нижний этаж башни покоился на 60-см столбах, прикрепленных к лонжеронам в районе колес. Битон сообщает, что колеса «терлись» (вероятно, о настил над ними), а люди толкали башню, стоя на земле под настилом первого этажа. Можно предположить, что оси колес находились на высоте около 1,5 м над землей, таким образом, диаметр колеса составлял 3 метра. Однако, ниже Битон утверждает, что колеса имели всего 90 см в диаметре и 3 м в окружности. Марсден довольно свободно трактует тест Битона, утверждая, что под колесом диаметром 90 см Битон имел в виду диаметр ступицы колеса. Но это означает, что колесо имело спицы, что кажется маловероятным, так как это ослабляет конструкцию колеса. Кроме того, колесо диаметром 90 см делало перемещение башни очень трудным. Как известно, чем больше диаметр колеса, тем легче оно катится. Вероятно, приведенная Битоном цифра 90 см означает толщину колеса, а диаметр колеса все же составлял 3 м.

Битон также описывает расположение лонжеронов и опор, формирующих 5-метровое шасси башни. По боковым сторонам башни имелись двери, открывающие доступ вовнутрь. Описание остальной части башни неясно. Битон благоразумно советует применить высоту осадной башни к высоте городской стены, но позже он говорит о необходимости строить корпус высотой 23 м (не считая 5-метрового шасси и 3-метровой ходовой части). В результате высота башни достигала 31 м. На самом деле, важна не столько высота башни, сколько высота штурмового мостика на ней. Башня должна господствовать над городской стеной, в то время как мостик должен находиться на уровне стены, чтобы воины по нему попадали сразу на стену. К сожалению, на этот счет Битон не говорит ни слова. Впрочем, очевидно, что мостик должен находиться на передней стороне башни.

Что касается самого штурмового мостика, то тут имеются две возможности. Во-первых, мостик может находиться в горизонтальном положении внутри башни, выдвигаясь вперед, возможно на катках. Во-вторых, он может находиться в вертикальном положении, опускаясь вперед, наподобие крепостного моста средневековых замков. Второй способ более удобен, хотя римляне использовали оба варианта. Битон утверждает, что снаружи башню обшивали овечьими шкурами и обмазывали известью. Это был один из известных способов придания башне огнеупорности.

В конце III в. до Р.Х. Филон Византийский рекомендовал покрывать наружные деревянные части смесью золы и птичьего клея (получаемого из ягод омелы). Для этой же цели использовали овечьи шкуры, вымоченные в воде или уксусе. Несомненно, овечья шкура также смягчала удары снарядов, метаемых в башню.

              

Добавить комментарий