Осадная башня Эпимаха

Спустя одно поколение, Эпимах построил осадную башню для Деметрия Полиоркета. осаждавшего Родос в 304 г. до Р.Х. Об этом эпизоде мы узнаем сразу от четырех античных авторов: Атенея и Витрувия, Диодора Сикула, а также от биографа Деметрия — Плутарха, писавшего около 100 г. от Р.Х. Все четверо черпали информацию из более ранних, утраченных для нас источников, возможно даже из работ самого Эпимаха. В частности, текст Диодора по стилистике очень похож на техническое описание.

Диодор сообщает, что ходовая часть башни (escharion) была длиной «почти 50 локтей» (23 м). Плутарх и Атеней говорят о квадрате со стороной 48 локтей (21 м). Витрувий пишет о 60 футах (18 м), вероятно, по ошибке. Диодор сообщает, что поперечные балки находились внутри ходовой части, располагаясь с интервалом в 1 локоть (46 см). Упираясь в эти балки, находящиеся внутри башни люди толкали все это сооружение вперед. Башня перемещалась на восьми колесах, хотя неизвестна схема их расположения: два ряда по четыре колеса или четыре ряда по два колеса. В первом случае образовывалась глубокая колея, тогда как во втором случае масса башни распространялась на грунт более равномерно. Колеса шириной 2 локтя (92 см) оковывались железом. Мы также знаем об осадной башне, построенной тремя годами раньше при Саламине на Кипре.

Башня имела только четыре колеса диаметром 8 локтей (3,7 м). Большие колеса облегчали перемещение башни по земле. Диодор утверждает, что башня даже могла перемещаться в стороны, хотя как производился этот маневр неясно. Осадная башня состояла из девяти этажей, каждый из которых имел две лестницы. По одной лестнице воины забирались наверх, по другой — спускались вниз, чтобы избежать путаницы. Атеней утверждает, что общая высота башни достигала 90 локтей (40 м). Витрувий говорит о 125 футах (37 м), а Плутарх — о 66 локтях (29 м). Вообще, описание Диодора гораздо подробнее. В частности, он утверждает, что угловые стойки были «почти 100 локтей длиной», располагаясь не вертикально, а слегка заваливаясь к центру башни. Таким образом, можно считать, что общая высота осадной башни действительно была около 40 м. Каждый этаж имел окна, обращенные вперед. Окна закрывались ставнями, чтобы избежать попадания стрел. Снаружи ставни обшивались набитыми соломой бурдюками, которые наподобие матрасов смягчали попадание в ставни тяжелых камней. О том, как подвешивались ставни, и в какую сторону они открывались — ничего не известно.

Нижний этаж саламинской башни был лишь немного меньше первого этажа башни родосской. Предполагается, что там стояли камнеметы, метавшие каменные ядра массой 3 таланта (78 кг). Такие машины имели огромную массу при длине 10 м и ширине 6 м. Поэтому их можно было втиснуть не более трех штук. При этом высота такой машины не менее 4 м, поэтому высота этажа должна быть соответствующей. Очевидно, стремление сконцентрировать максимум огневой мощи на уровне вершины стены. Но третий этаж башни находился уже заметно выше. Придать заметный угол склонения метательным орудиям того времени было затруднительно. В то же время, на верхних этажах башни было бы разумно поставить катапульты, которые благодаря высокому положению получали плюс к дальнобойности. Кроме того, на всех этажах могли стоять воины, вооруженные луками. Огромная масса древесины, шедшей на строительство осадной башни, была крайне пожароопасна. Диодор пишет, что для предотвращения пожара переднюю и боковые стороны башни обшивали листовым железом. Витрувий, в свою очередь, говорит о невыделанных шкурах, которые были и легче и дешевле. Однако правота остается за Диодором, так как известно, что жители Родоса сумели проломить несколько железных листов, открыв деревянную структуру башни. В результате башню пришлось быстро откатывать назад, пока не начался пожар. Задняя сторона башни никогда не подвергалась угрозе, поэтому на ней не только отсутствовала какая-либо защита, но и даже не было обшивки, что обеспечивало необходимое освещение и вентиляцию.

Хотя Диодор, Атеней и Плутарх явно описывают одну и ту же башню, Витрувий говорит о башне меньшего размера. Он также отклоняется от общего описания событий, утверждая, что осадная башня застряла в грязи, которую осажденные развели, сливая со стены нечистоты. Может быть Витрувий говорит о другой башне? Известно, что Деметрий строил осадные башни при осаде Аргоса в 295 г. до Р.Х. и Фив в 291 г. до Р.Х. История, рассказанная Витрувием, в какой-то мере пересекается со словами Плутарха, который говорил о том, что осадная башня под Фивами была настолько огромной, что за два месяца ее удалось протащить вперед только на две стадии (355 м). Может быть она увязла в грязи у городских стен?

Гелепола Эпимаха

Гелепола Эпимаха

Описанная четырьмя античными авторами, гелепола Эпимаха — наиболее известная осадная машина древности. Диодор утверждает, что башня могла перемещаться вбок, хотя не объясняет, как это было возможно. Согласно Диодора для перемещения башни использовалось 3400 сильных мужчин, хотя внутри основания башни можно было втиснуть всего 800 человек одновременно. Этого было явно недостаточно для того, чтобы передвигать столь огромную машину, поэтому наверняка кроме людей для перемещения башни использовались тягловые животные. Вероятно, к передней части башни привязывались канаты, которые заводились вперед, к вкопанным в землю опорам, перебрасывались через блок и выводились за башню, где в них и впрягались волы. Этому предположению требуется экспериментальная проверка.

Гелепола использовалась при осаде Деметрием Родоса в 304 г. до Р.Х. Хотя от городских укреплений ничего не сохранилось, можно предположить, что они не отличались повышенной сложностью. Диодор не упоминает даже рва, а оборонительная артиллерия состояла в основном из луков. Аналогичные укрепления, относящиеся к IV в. до Р.Х. обнаружены в Мессене. Это была простая стена высотой 9 м и двухэтажные башни, расположенные с интервалом около 100 м. По сравнению с этими скромными постройками, гелепола выглядела устрашающе.

              

Добавить комментарий