Возникновение македонской фаланги

Великие битвы с Персией в начале V в. до н.э. не только подтвердили боеспособность спартанской армии, но и превратили Афины в мощную державу, способную постоять за себя на суше и на море. Этот период с 478 по 431 гг. до н.э. от победы греков над Ксерксом до начала Пелопоннесской войны историки называют «пятидесятилетием» (pentekontaetia). В этот период усилились позиции Делосского союза — оборонительного союза, имевшего целью защиту от притязаний Персии, во главе с Афинами. Фактически, можно говорить о формировании Афинской империи. Разумеется, интересы Делосского союза вошли в противоречие с интересами Пелопоннесского союза, где ведущая роль принадлежала Спарте. Так, бывшие союзники оказались смертельными врагами. С обоих сторон привлекались столь значительные ресурсы, что афинский государственный деятель Фукидид описывая войну с самого начала, назвал ее беспрецедентной. Фукидид не успел закончить работу до своей смерти или забросил ее. Пелопоннесская война закончилась тяжелым поражением Афин. Баланс сил в Греции был нарушен, вскоре это привело к катастрофическим последствиям.

Голова Филиппа II, вырезанная из слоновой кости

Голова Филиппа II, вырезанная из слоновой кости, находка из так называемой гробницы Филиппа II в Вергине. По-видимому, модель перенесла тяжелое ранение головы в районе правого глаза. Известно, что филипп потерял правый глаз при Мефоне в 353 г. до н.э., когда его ранила стрела. Только искусство врача Критобула спасло Филиппа от более тяжелых последствий.

Для Спарты победа оказалась двойственной. Доминирование обошлось Спарте слишком дорого. Финансы государства находились в плачевном состоянии, было подорвано социальное устройство. Союзники Спарты ничего не получили, хотя рассчитывали на долю в трофеях. Спартанские навархи (адмиралы) господствовали на Эгейском море. Гарнизоны во главе с гармостами (правителями или префектами) поддерживали декархов в городах, которые пытались выйти из-под власти Афин. Наиболее недовольные спартанской политикой города — Фивы и Коринф — вскоре вступили с Афинами и Аргосом в союз, после чего вспыхнула Коринфская война (394-386 гг. до н.э.). Но Спарта, как и в Пелопоннесской войне, воспользовалась поддержкой Персии. В неприятной для себя позиции Спарта сумела заключить так называемый «Царский мир» (Анталкидов мир), по которому греческие города в Малой Азии отошли Персии, города в Греции сохраняли свою независимость и объявлялся мир, соблюдение которого гарантировала Персия и государства, подписавшие мир. Конфликты между Спартой и другими греческими государствами продолжались и в дальнейшем, пока Фивы не применили новую пехотную тактику, благодаря которой разгромили спартанцев в битве при Левктрах (371)

Середина IV в. до н.э. прошла под знаком доминирования Фив, область интересов которых достигла Фессалии и Македонии. В результате младший сын македонского царя Аминта 111 Филипп отправился в Фивы в качестве заложника. Военное общество Фив, слава «священного отряда» и влияние фиванского военачальника Эпаминонда произвели неизгладимое впечатление на юношу. После гибели в бою с иллирийцами сына Аминта Пердикки III в 360/59 г. до н.э. царем Македонии стал Филипп.

Вместе с Пердиккой погибла почти вся македонская военная элита, поэтому Филипп оказался в опасном положении. Чтобы спасти наследство, ему пришлось прибегнуть к искусной дипломатии и провести реформу армии. Дипломатия стала отличительным знаком периода правления Филиппа. Царь говорил, что больше ценит победы, одержанные без сражений. Тем не менее, и военная реформа имела большое значение, причем отдаленные последствия реформы оказались еще более значительными.

«Филипп не испугался трудностей, но неоднократно собирал совет и красноречиво увещевал македонян сохранять мужество, тем самым он поднял их боевой дух. Улучшив организацию своих войск и экипировав воинов соответствующим образом, он приступил к подготовке своих солдат. Он изобрел гатотное построение и экипировку для боя фаланги, копируя перекрывающиеся щиты воинов под Троей. Так впервые появилась македонская фаланга». (Диодор Сицилийский, XVI 3.1-2).

В «Илиаде» Гомера упоминается построение фалангой (16.214-16):

Так шишаки и щиты меднобляшные сомкнуты были;
Щит со щитом, шишак с шишаком, человек с человеком
Плотно сходился; касалися светлыми бляхами шлемы,
Зыблясь на воинах, — так мирмидоняне густо сомкнулись.

В «Илиаде» можно найти другие похожие описания (13.129):

Войско составив, троян и великого Гектора ждали,
Стиснувши дрот возле дрота и щит у щита непрерывно:
Щит со щитом, шишак с шишаком, человек с человеком
Тесно смыкался; касалися светлыми бляхами шлемы,

О том же говорит Квинт Kypий Руф в своей «Истории Александра Великого», написанной в I в. н.э.: «Македонское же войско, дикое и без внешнего блеска, прикрывает щитами и копьями неподвижный строй и сомкнутые ряды крепких воинов. Этот прочный строй пехоты они называют фалангой: в ней воин стоит к воину, оружие одного находит на оружие другого. Фаланга обучена по первому же знаку идти за знаменами, сохраняя ряды». (3.2.13).

Но все приведенные выше цитаты дают мало информации о вооружении и организации пехоты Филиппа. В большинстве случаев мы немногим больше можем сказать и про пехоту его знаменитого сына. В настоящей работе мы попытаемся реконструировать ситуацию позднего эллинистического периода, используя тексты Асклепиодота и поздних тактиков, а также источники времен Александра, которые, хотя и относятся к более позднему периоду, часто представляют собой компиляции более ранних текстов. Мы также учтем некоторые более поздние свидетельства, если они представляются типичными и для раннего периода. В качестве дополнения мы используем предметы изобразительного искусства и археологические находки. Выходить за этот круг, не оговаривая, что заканчиваются факты и начинаются спекуляции, будет неправильно.

              

Добавить комментарий