Македонская фаланга в бою

Развертывание

Александр имел обыкновение располагать македонскую пехоту в центре строя. На правом фланге он становился сам во главе полка гипаспистов численностью 3000 человек. Гипасписты образовывали связь между тяжелой пехотой и конницей. Левее гипаспистов стояли полки асфетайров, а затем следовали педзетайры. Небольшой отряд царских гипаспистов, как уже говорилось выше, взаимодействовал с конницей и прикрывал царя. Не удивительно, что Гефестион, командир соматофилаксов, был ранен на правом фланге в сражении при Гавгамелах. Другими знатными воинами, получившими ранения на правом фланге, были Менид, который отражал атаку противника во фланг македонцам, и Кен, чей полк асфетайров стоял ближе всего к гипаспистам. На левом фланге, за полком Кратера, строились союзники и наемники, чей фланг прикрывала фессалийская конница. Численность фессалийской конницы примерно равнялась численности конницы македонской. При Херонее Александр командовал левым флангом, позднее, во время «европейской кампании», он также оставался на левом фланге. Когда же Александр перебрался на правый фланг, его тактика приобрела законченные очертания.

Роль, какую сыграла македонские педзетайры в четырех крупнейших сражениях: при Гранике, Иссе, Гавгамелах и Гидаспе, — разнится от случая к случаю. Это объясняется, что всякий раз сражение разворачивалось на уникальной по характеру местности, а противник всякий раз избирал другое построение. Поэтому имеет смысл рассмотреть все четыре случая по отдельности.

Сражение при Гранике

Сражение при Гранике было необычным по плану. Персы поставили свою конницу вперед на крутой берег реки. В результате многочисленные греческие наемники остались в тылу и для того, чтобы участвовать в бою, наемникам пришлось выдвигаться по неровной и ненадежной местности. Берега реки были обрывисты, сама река разлилась, хотя ее еще можно было перейти в брод. Но исход боя решился в конном сражении с обоих сторон. Гипасписты присоединились к коннице Аминта сына Аррабея и самого Александра. Педзетайры, которые вступили в реку после начала сражения, использовали сариссы для того, чтобы бить противника на берегу, но к этому времени исход сражения уже не вызывал сомнений. После бегства персидской конницы и лучшей части пехоты, фаланга разгромила греческих наемников, которые оказались брошены с оголенными флангами. Не удивительно, что потери македонской пехоты в сражении по свидетельству Арриана составили только 30 человек убитыми. Возможно, это число и занижено, но оно вполне свидетельствует о том, что в сражении при Гранике пехота сыграла ограниченную роль.

Сражения при Иссе и Гавгамелах

В сражениях при Иссе македонская пехота оказалась в гораздо более серьезном положении. Педзетайры заняли свою обычную позицию в центре, гипасписты построились на правом фланге. Поле боя пересекала река Пинар. Противник выстроил греческих наемников напротив македонской пехоты. Всего у персов было 30000 наемников и 30000 персидских кардаков на обоих флангах. Фронт дополнительно усилили, расположив на возвышенности завалы. Когда македонская конница правого фланга двинулась в атаку, персы начали отступление. Фаланга последовала за отступающими, в результате в строю образовался разрыв. В этот разрыв ударили греческие наемники. Именно на этом участке македонская пехота понесла наиболее тяжелые потери. Среди погибших был и Птолемей, сын Селевка. Всего в этой фазе сражения погибло порядка 120 македонцев. К этому моменту фессалийцы и союзная конница сумела рассеять персидские войска у моря (на левом фланге Александра) и перенести удар на Дария, заставив того бежать. Бегство персидского царя означало конец сражения при Иссе.

Сражение при Гавгамелах в 331 г. до .э. произошло на равнине в северной части Месопотамии. В македонском строю образовалась похожая брешь, хотя на этот раз ближе к левому флангу. Но на этот раз персы не смогли воспользоваться этим обстоятельством в полной мере, так как персидская конница, прорвав ряды фаланги, увлеклась грабежом обоза. Здесь персов вскоре контратаковала конница Менида. В целом пехота при Гавгамелах связала боем центр персов, пока Александр добивался успеха на правом фланге. Победа на правом фланге привела к общей победе, хотя персы пытались охватить Александра.

Сражение при Гидаспе (326 г. до н.э.)

Как и в сражении при Гавгамелах, в сражении при Гидаспе основную роль сыграла конница. Таксисы педзетайров стояли на западном берегу реки Гидасп. Одной группой таксисов командовал Кратер. Эта группа стояла прямо напротив лагеря Пора. Другая группа под командованием Горгиата, Аттала и Мелеагера находилась выше по течению. Третья часть пехоты, включая гипаспистов, таксис Белого Клита и таксис Пейтона, под командованием Александра поднялась на 25 км выше по реке и попыталась зайти индусам во фланг. По меньшей мере два таксиса Алькета и Полиперхона оставались с Кратером. Высказывается предположение, что после переправы Александра и неудачной попытки Спитака противостоять этой переправе, на участке реки между Александром и лагерем Пора переправились Мелеагер, Аттал и Горгиат, но убедительных доказательств этому нет. Победу македонцам снова принесла конница, но пехота сыграла важную роль в сражении, нейтрализовав боевых слонов индийского раджи.

Фаланга

Фаланга против военных технологий

При Гавгамелах (331 г. до н.э.) Дарий III попытался расстроить порядки македонских фаланг с помощью колесниц, увешанных серпами. Фаланга успешно противостояла этим попыткам, так как Александр предусмотрел несколько ответных сценариев. Античные авторы сообщают нам: «Против серпоносных колесниц он приказал фалангитам сомкнуть щиты и бить в щиты сариссами как молено громче. Гром пугал лошадей, и те поворачивали прочь. Если же колесница продолжала двигаться, то македонцы расступались, без вреда для себя пропуская колесницы мимо» (Диодор Сицилийский, 17.57.6)

Арриан говорит: «В это время варвары пустили на Александра свои колесницы с косами,рассчитывая в свою очередь привести в расстройство его фалангу. Тут они совершенно обманулись. Одни колесницы агриане и люди Балакра, стоявшие впереди конницы «друзей», встречали градом дротиков, как только они приближались: на других у возниц вырывали вожжи, их самих стаскивали вниз, а лошадей убивали, Некоторым удалось пронестись сквозь ряды: солдаты расступались, как им и было приказано, перед мчавгиимися колесницами. В этом случае чаще всего и сами колесницы оставались целы, и неприятелю, на которого неслись, вреда не причиняли. Их, впрочем, захватили конюхи Александрова войска и царские щитоносцы» (3.13.5-6).

Диодор отмечает, что в отдельных случаях персам все же удалось врезаться в фалангу: «Некоторые кони были убиты дротиками, в других проскакали через расступившиеся ряды, но несколько колесниц сумели врезаться в строй фаланги на полном скаку. Их стальные клинки сеяли смерть среди македонцев. Косы были заточены и скорость колесниц была столь высокой, что косы просто срезали головы, и те лежали на земле с открытыми глазами и, сохраняя выражение, в каком застала их смерть. Другим солдатам косы рассекли грудь. Страшные раны приводили к быстрой смерти» (17.58.4-5).

              

Добавить комментарий