Македонцы: из пастухов в воины

Что отличало македонского воина от греческого гоплита? На первый взгляд ответ очевиден: у македонцев щиты были меньше, а копья длиннее, но при более пристальном рассмотрении вопрос представляется не столь простым. Ситуацию усложняет и то обстоятельство, что македонских фалангистов иногда также называли гоплитами. Но принципы, легшие в основу македонской военной реформы и причины, по которым фаланга оказалась столь успешной, нам вполне ясны. В отличие от других греческих государств, лежащих к югу от горы Олимп и реки Пеней, Македония не испытывала нехватки живой силы. Трудность была в другом. Македония была значительно меньше урбанизована, чем другие греческие государства, в ней отсутствовал средний класс, который мог позволить себе приобрести дорогой комплект гоплитской экипировки. С другой стороны, македонцы в отличие от остальных греков не были связаны зависящим от календаря крестьянским трудом. Основным занятием македонцев было пастушество, а со скотом в большинстве случаев вполне могли управиться старики, дети и женщины. В результате в Македонии имелось множество свободных мужчин, приученных к простым условиям жизни. Именно среди них македонские цари набирали себе «профессиональных» солдат, которые охотно шли на службу, так как могли прибавить к доходам, полученных от скотоводства, прибыль от захваченных трофеев.

Македонская фаланга

Македонская фаланга, гравюра XVI века

В речи к македонцам при Описе на реке Тигр в 324 г. до н.э. Александр напомнил своим солдатам: «Филипп застал вас нищими-бродягами; одетые в кожухи, пасли вы в горах по нескольку штук овец и с трудом отстаивали их от иллирийцев, трибалов и соседей-фракийцев. Он надел на вас вместо кожухов хламиды, свел вас с гор на равнины, сделал вас грозными противниками для окрестных варваров, научил охранять себя, полагаясь не на природные твердыни, а на собственную доблесть, поселил вас по городам, упорядочил вашу жизнь, воспитав вас в добрых обычаях и законах. Над теми самыми варварами, которые раньше уводили вас в плен и уносили ваше добро, он поставил владыками вас, прежних рабов и подданных; присоединил к Македонии большую часть Фракии; захватил на побережье самые удобные места и тем расширил торговлю с нашей страной; дал возможность спокойно разрабатывать рудники. Он вручил вам власть над фессалийцами, а вы раньше умирали от страха перед ними; унизив фокейцев, открыл вам широкий и удобный путь в Элладу, а раньше он был узок и труден; афинян и фиванцев, которые вечно строили козни Македонии, он унизил до такой степени — и тут уже с нашей помощью, — что не вы платите дань афинянам и не вы подчиняетесь фиванцам, но они, до известной степени, трудятся для нашей безопасности. Он навел порядок в Пелопоннесе; его объявили полновластным вождем всей Эллады в походе на Персию, и это придало ему славы не меньше, чем всему македонскому народу». (Арриан, 7.9.2).

В короткое время македонские пастухи поменяли «бесплодный труд на крутых скалах Иллирии и камнях Фракии на весь Восток, ставший их добычей» (Курций Руф, 3.10.6). Остается только объяснить их успех. Филипп не мог составить гоплитскую армию адекватного размера после того, как его брат Пердикка положил в Иллирии 4000 лучших воинов из своих граждан. Он не мог и нанять наемную армию, так как финансовые дела Македонии оставляли желать много лучшего. Компактное построение само по себе не может объяснить успех. У Филиппа едва нашлось время, чтобы объяснить деморализованным солдатам принципы новой тактики, которую он усвоил во время своего пребывания в Фивах. С другой стороны, объяснять успех Филиппа только фиванской тактикой, было бы умалить достижение самого Филиппа. Поэтому единственное правдоподобное объяснение заключается в том, что Филипп дополнил фиванскую тактику новым оружием.

Длинные копья, разумеется, были известны и раньше. Известны изображения длинных копий на рельефах Бронзового века на Ближнем Востоке. Удлиненные копья появились в 370-х гг. у афинских наемников, возглавляемых Ификратом. Как известно, Ификрат экипировал своих солдат более легкими чем обычно щитами и копьями длиной в полторы длины обычного гоплитского копья (т.е. 3,5 м). В плотном строю пехота, слаженно действуя длинными копьями, могла держать на безопасном расстоянии противника, хотя бы тот и был лучше экипирован. Используя поступательную энергию, плотный строй проламывал традиционную линию гоплитов.

              

Добавить комментарий