Боевой опыт македонских воинов (II)

Когда командующий появлялся перед своими солдатами, те приветствовали его «по-македонски, а потом подняли с земли щиты, ударили в них сариссами и воинственно закричали, вызывая врагов на бой, так как их полководец был теперь с ними» (Плутарх, «Эвмен», 14.11). Началу боя обычно предшествовала перестрелка. Застрельщики, израсходовав боеприпасы, отступали с передней линии: «Когда армии сблизились на расстояние выстрела, персы обрушили на воинов Александра град стрел. Поток стрел был столь плотным, что стрелы сталкивались в воздухе. Македонцы несли потери. С обеих сторон трубачи протрубили сигнал к атаке. Македонцы прокричали свой боевойо клич, персы ответили тем же. От холмов, окружавших поле боя, вернулось эхо» (Диодор Сицилийский, 17.33.3-4).

Монумент на равнине под Левктрами, где в 371 г. до н.э. фиванцы разгромили спартанцев

Монумент на равнине под Левктрами, где в 371 г. до н.э. фиванцы разгромили спартанцев. Эта победа означала окончательный конец гегемонии Спарты и начало краткого периода гегемонии Фив.

В этот момент солдаты начинали приходить в ярость. В некоторых случаях, например, в сражении при Иссе, Александр сдерживал своих солдат, чтобы те не выдохлись раньше времени. Наши познания в области ведения рукопашного боя ограничены природой источников. Историки Александра, разумеется, в первую очередь писали об Александре. Калисфен Олинфский озаглавил свою работу «Деяния Александра» (Praxeis Alexandrou). Поэтому основная масса подробностей относится к конному бою. Более того, все известные нам источники, независимо от того, написаны они греками или римлянами, принадлежат римской традиции, где основную роль играло умение метать дротик и фехтовать на мечах. О бое на сариссах римляне не могли сказать ничего определенного. Например, Диодор, описывая сражение при Иссе, после подробного рассказа о конном сражении, о роли пехоты говорит буквально следующее: «Македонская фаланга и персидская пехота вели бой только краткое время, после бегства персидской конницы» (17.34.9).

Арриан сообщает нам больше подробностей сражения при Иссе. Он сообщает нам о разрыве строя фаланги, повлекшее серьезные потери и гибель таксиарха Птолемея, сына Селевка. Но даже Арриан ничего говорит о том, как, собственно, шел пеший бой. Квинт Курций Руф сообщает некоторые детали, но они явно адресованы римской аудитории: «Ворвавшись в самую гущу персов, окруженные ими со всех сторон македонцы героически защищались, но сжатые в кучу и притиснутые друг к другу, они не могли размахнуться, и копья, одновременно пущенные в одну цель, сталкивались и падали так, что немногие из них попадали во врагов, нанося им слабые и неопасные удары, большинство же без всякой пользы падало на землю. Принужденные сражаться врукопашную, воины тотчас же схватывались за мечи. Тогда произошло великое кровопролитие: обе армии находились так близко одна от другой, что щиты ударялись о щиты и клинки мечей упирались во врагов. Ни слабые, ни трусы не могли уйти; все сражались лицом к лицу, как в единоборстве, твердо стояли на одном месте и открывали себе путь только победой. Ведь они продвигались, только опрокинув врага. Но уставшим приходилось биться все с новыми и новыми противниками, и раненые не могли, как это обычно бывает, уйти с поля боя, так как спереди теснил их враг, сзади наседало свое же войско» (3.11.4-6).

Написано, конечно, живо, но по сути мы ничего не можем извлечь отсюда для себя, за исключением утверждения о том, что македонцы сражались, образовав плотный строй. Курций Руф позднее противоречит сам себе, утверждая, что в сражении при Иссе македонцы потеряли убитыми только 32 пехотинца, плюс 504 фалангита получили ранения (3.11.27). Интересно, что подобные слова другой римский историк Ливии говорит в отношении 2-й Пунической войны (23.27). Словом, про сражение при Иссе мы можем привести только одну подробность, касающуюся фаланги: в брешь фаланги прорвались греческие наемники, которые доставили македонским педзетайрам много неприятностей, прежде чем бегство Дария с поля боя не предопределило исход сражения. Преследование противника было в основном задачей конницы и легкой пехоты, в том числе гипаспистов. Трудно себе представить, как педзейтайры, вооруженные многометровыми сариссами, преследуют бегущего противника. Впрочем, в конце боя педзетайры могли бросить копья и вынуть мечи, чтобы добить раненых противников. В сборе трофеев и грабеже лагеря противника также участвовали все: и пехотинцы и всадники.

              

Добавить комментарий