Колчан и саадак

На протяжении истории известно всего несколько разновидностей колчанов. Скифский колчан (горитос) представлял собой комбинированный чехол, объединяющий функции как собственно колчана, так и саадака. Лук помещался в скифский колчан в натянутом виде, наружу торчала почти половина лука. Колчан подвешивался к поясному ремню и лук всегда можно было легко извлечь, даже сидя в седле. Стрелы помещались в отделении в передней части горитоса. Подобный универсальный колчан был характерен для скифов и родственных с ним народов, в том числе парфян. Прочие народы использовали колчан для хранения стрел. Известно два типа колчана. Гунны, авары и монголы использовали колчаны обоих типов. Один тип имел цилиндрическую форму, а другой — форму песочных часов с клапаном. Такая форма объяснялась тем, что в колчан стрелы укладывались оперением вниз, для чего внизу и нужно было расширение. При этом лучник получал возможность на ощупь определять тип оперения стрелы и выбирать тот наконечник, что больше подходит для поражения цели. Колчаны делали из дешевых материалов: кожи, дерева, коры. Поэтому до нас практически не дошло колчанов, если не считать тех, что изображены на рисунках того времени. Натянутый лук хранили в саадаке, который представлял собой отдельную деталь экипировки.

Авары на Балканах, VII в.

Авары на Балканах, VII в. Два авара и славянский ополченец отправляются в поход.

Обычно саадак подвешивали на левом боку, а колчан — на правом. Из рисунков того времени видно, что колчан могли подвешивать под разным углом, на разной высоте. То же самое можно сказать и про саадак. Очевидно, каких-либо правил на этот счет не существовало, а все определялось личным вкусом и привычкой воина. Лук со снятой тетивой хранился в длинном кожаном чулке, который защищал дорогое изделие во время длительных путешествий.

Сложный лук имел относительно небольшие размеры и позволял лучнику легко поворачивать корпус, не вставая с седла. Этот лук преобладал у кочевников до появления гуннов. У лука гуннов имелись длинные уши, которые увеличивали мощность выстрела. Гуннский лук был ассиметричен, его верхнее и нижнее плечо имели разную длину. В результате, лук гуннов был мощнее скифского, но при этом не уступал ему в удобстве обращения. Известно, что ассиметричный лук еще известен в Японии, и тоже первоначально служил для стрельбы из седла. Авары усовершенствовали гуннский лук, изменив его кривизну. В таком виде с небольшими вариациями лук просуществовал на протяжении нескольких веков. В IV — V вв. сложный аварский лук позаимствовали византийцы.

Окончательный вид сложный лук приобрел у оттоманов, которые поселились в Анатолии в XV — XVI вв. Они снова изменили форму лука и использовали новые для него материалы. Из оттоманского лука султан Селим III поставил новый рекорд дальности стрельбы — 889 м.

Лук представлял собой в высшей степени сложный и совершенный инструмент. Технически он значительно опережал свое время. Изготавливали оттоманские луки профессиональные мастера. Но в прежнее время кочевники сами умели делать луки. Каждый воин был сам себе мастером, изготавливая и лук, и стрелы. Мусульмане, столкнувшись с турками, были поражены их умению быстро ремонтировать вышедшую из строя экипировку и оружие. В этом кочевники резко отличались от воинов оседлых народов. Те несли поврежденное оружие мастеру-оружейнику. Кочевнику же негде было искать в степи оружейника, приходилось все делать самому.

Кочевники иной раз верхом учились ездить раньше чем ходить. Маленький лук мальчик получал в пять или шесть лет. Де Бридия указывает, что у монголов женщины выполняют повседневную работу, «тогда как мужчины занимаются только тем, что практикуются в стрельбе из лука. Те же упражнения выполняют уже трехлетние мальчики и даже женщины, в первую очередь девицы, учатся стрелять из лука и ездить верхом».

Лук был гордостью воина, у гуннов и у монголов лук служил символом социального статуса владельца. В степных курганах среди драгоценных камней, золота и даже лошадей практически не встречаются луки, которые, очевидно, передавались по наследству. Золото и серебро приходит и уходит, а лук должен быть у воин всегда под рукой.

              

Добавить комментарий