Кочевники и степь

В трудные времена, в случае засухи, слишком холодной зимы или падеже скота, кочевники поправляли свое пошатнувшееся материальное благополучие с помощью набегов. Во-первых, такие набеги были просто вопросом выживания племени. Когда в IV веке епископ Григорий попытался обратить сарматов в христианство и начал увещевать их отказаться от набегов, сарматский вождь ответил ему: «если мы прекратим набеги и грабеж, как же мы будем жить?» Но для многих кочевников набеги были не просто способом добычи средств к существованию, а глубоко укорененным обычаем. Гунны и авары со временем совершенно забросили скотоводство, предавшись исключительно грабежу. Государство аваров так и называлось современниками «государством грабителей». От скотоводства со временем осталось лишь одно коневодство, без которого кочевники никак не могли обойтись.

Кочевники и степь

Степные кочевники имели кибитки, в которых они жили. Глиняная модель, относящаяся к IV - II вв. до н.э.

Однако коневодство было не только сильной стороной кочевников, но также накладывало ограничения на их возможности. Для прокорма огромного количества лошадей требовалось много корма, который добыть за пределами в нужном количестве было практически невозможно. Поэтому дольше Венгрии кочевники не могли продвинуться без риска потерять лошадей. После нескольких неудачных попыток вторжения в Западную Европу, закончившихся разгромом в 451 году, гунны остановились в Венгрии.

Появившиеся вслед за гуннами авары продержались на восточных окраинах Европы гораздо дольше. Устойчивость авар объясняется тем, что они не теряли связи со своими товарищами, оставшимися в степи, от которых получали коней. Авары не делали попыток выйти за пределы венгерских равнин, совершая лишь набеги на соседей с целью поживы. Поступая таким образом, они смогли продержаться значительно дольше гуннов, представляя серьезную угрозу для соседей, в первую очередь для Византии, которая в частых столкновениях с аварами усвоила для себя множество уроков. Кстати сказать, постоянная угроза со стороны кочевников заставила аналогичным образом пересмотреть свою военную доктрину и Китай.

Кочевой образ жизни был примерно одинаковым на всем протяжении степи: жизнь в движении, жизнь как милость стихий. Жизнь скотовода-кочевника трудна. Степной климат, особенно в восточной части степей, достаточно суров. Но и на сравнительно мягком западе климат все равно достаточно суровый по меркам Западной Европы и Средиземноморья. Страбон замечает (2.2.2), что степные кочевники живут там, где мало кто захотел бы жить. Но кочевники не только выживали в столь суровых условиях, они процветали, хотя и не без трудностей.

Кочевники обычно живут в легко переносимых жилищах. По свидетельству Аммиана Мацеллина, писавшего в IV веке, сарматы жили в крытых повозках. Он сообщает, что «им нравится их повозки, их жилища. Их скудные пожитки уложены в повозки, обтянутые кожей. Им нравится то, что они могут путешествовать без помех, направляя повозки туда, куда влечет их интерес» (Аммиан, 22.8.42). За несколько веков до Аммиана, в V веке до н.э. Геродот писал, что все скифы «конные лучники, и промышляют не земледелием, а скотоводством, их жилища в кибитках» (Геродот, 4.46). В кибитках находится и все их имущество, «и в них главы семейств спят со своими женщинами, здесь же родятся и вскармливаются дети. Это их дом, куда бы они не пошли, их дом будет с ними».

Повозки позволяли всему народу перемещаться по степи, освобождая их от привязанности к какому бы то ни было клочку земли. Такой кочевой образ жизни неизбежно накладывал отпечаток на психологию. Человек становился способным без усилий сняться с земли, провести набег. Все эти действия для него были так же естественны, как дыхание.

              

Добавить комментарий