Групповые навыки ведения боя у кочевников

Индивидуальное мастерство позволяет воину уверенно держаться в седле и стрелять из лука. Однако основная сила степных конных лучников заключалась в их коллективных действиях. Наиболее известны действия конных лучников в битве при Карах (53 г. до н.э.), где парфянская легкая конница в кочевом стиле нанесла поражение римской армии. Парфяне располагали тысячью тяжело вооруженных катафрактов, но большинство их армии составляли конные лучники. Именно их действия обусловили поражение римлян. Ошибки, допущенные во время боя римским командованием, не должны скрывать от нас главного: парфяне имели тактическое преимущество и сумели реализовать его в победу. Едва семь регулярных легионов и множество вспомогательных войск под общим командованием Марка Красса покинули Карры, как римляне тут же попали под обстрел легкой конницы парфян. Парфяне налетали, стреляли, и уносились прочь. Римская пехота ничего не могла противопоставить. Римляне не располагали конными лучниками, которые могли адекватно ответить или прикрыть ответным огнем легионеров. В безнадежно положении римляне продолжали держаться, постепенно истекая кровью. Когда сын Красса Публий повел конную контратаку, парфяне немедленно отступили. Восточные народы умеют отступать для того, чтобы затем перейти в наступление. Так и на этот раз, увлекшийся погоней Публий попал под дождь стрел. Даже если ему были известны подобные приемы противника, он проглотил приманку и был за это наказан. Отряд Пубия попал в окружение. Из восьми когорт, 500 лучников и 1300 галльских всадников у Публия в итоге осталось 500 человек. Теперь римляне могли только отступать. Парфяне продолжали беспокоить римскую колонну. Во время отступления погиб Красс, а от 43 000 выступивших из города солдат назад вернулись только 10 000.

Золотая пряжка ремня, V-IV вв. до н.э.

Золотая пряжка ремня, V-IV вв. до н.э., культура саков, западная Сибирь. Показаны кони, похожие на лошадей Пржевальского, под примитивными подушечными седлами. На дереве висят комбинированные колчаны-саадаки.

Со временем, подобную тактику освоили многие армии от Европы до Китая. Византия копировала методы кочевников. Анна Комнина сообщает нам пример, когда император Алексей провел ложное отступление, которое увенчалось победой над степняками. Даже Александр Македонский умело использовал подобную тактику против массагетов.

Персы в свое время также потерпели поражение от скифских лучников. Геродот сообщает, что когда персидский царь Дарий из династии Ахеменидов начал крупномасштабную операцию против «Скифии» в VI в. до н.э., чтобы предотвратить дальнейшие набеги скифов на персидскую территорию, он был разбит малочисленной армией скифов. Скифы отправили свои семейства и повозки поглубже в степь, отогнали стада, а сами остались ждать огромную, состоявшую в основном из пехоты, армию Дария. В традиционной манере кочевников, скифы не давали Дарию генерального сражения, но постоянно беспокоили персов, держась от них на безопасном расстоянии. Постоянные уколы не только вызывали потери, но также становились причиной усталости и деморализации армии. Скифы упорно не давали персам возможности вступить с ними в открытый бой. Наконец Дарий отчаялся и повернул назад. Однажды ночью персидская армия тайно снялась с места, бросив лагерь, и затерялась в просторах степи. Лишь это обстоятельство спасло персов от печальной судьбы, постигшей армию Красса. Но и без этого Дарий достаточно потерял людей в степях, даже не разглядев толком своих противников.

Конные лучники были опасными противниками. Они могли воспользоваться любым обстоятельством, чтобы добиться победы. Аммиан рассказывает о гуннах, которые атаковали, издавая дикие крики. Аммиан сообщает, что гунны — наиболее опасные противники, так как их стрелы разят с большого расстояния.

«Они легко экипированы и быстро движутся. Их действия непредсказуемы. Они могут внезапно разделиться на несколько отрядов и атаковать, метаться в беспорядке там и тут, устраивать кровавую резню. Благодаря их необычайной быстроте, их нельзя заметить штурмующими крепостной вал или грабящими лагерь противника».

Гунны в V в. сумели завоевать сомнительную славу, совершив ряд свирепых набегов. Но часто от гуннов удавалось откупиться. Для желающих добычи было все равно, каким способом ее добыть. Гунны опустошали восточные провинции империи, но потерпели тяжелое поражение в битве на Каталаунских полях. Но это поражение представляет собой счастливое исключение. В действительности степные кочевники ведут войну двумя способами: совершая множество мелких нападений или давая генеральное сражение. Обычное все начинается с инфильтрации мелких отрядов, которые атакуют то тут, то там, осыпая противника стрелами. В результате создается впечатление, что противник повсюду, опознать его главные силы становится невозможным. Однако в решительный момент отдельные отряды соединяются, и внезапно образуется огромная армия. В XIII в. монголы использовали ту же стратегию, применяя принцип «на марше — по отдельности, в бою — вместе».

Монгольская армия отличалась высоким уровнем дисциплинированности. Но было бы ошибкой думать, что подобная дисциплина поддерживалась и в других кочевых армиях. Армия — достаточно жестко организованная структура. Командир ожидает от подчиненных беспрекословной верности. Но степные народы представляли собой собрание кланов и племен, которые объединялись между собой силой личного авторитета вождя. Поэтому лишь в том случае, если авторитет вождя достаточно высок, мы можем ожидать и высокой дисциплины и организации в армии.

              

Добавить комментарий