Ведение осады самураями

Для оценки осадных приемов, применявшихся в Японии, необходимо хоть немного разбираться в особенностях японского замка. Тактика укрепления боевых позиций начала широко применяться в XIV в., когда такие полководцы, как Кусуноки Масасигэ, не гнушались возведением заградительных сооружений типа деревянных частоколов. Искусство возведения замков начало по-настоящему развиваться в XVI в., и стимулом этому послужило появление огнестрельного оружия. Совсем противоположная тенденция наблюдалась в современной Европе, где появление огнестрельного оружия сопровождалось прекращением строительства замков. Причина заключалась в том, что в Японии, как мы увидим, никогда не производились пушки большого калибра, и поэтому замки были эффективной защитой против аркебузного огня и кавалерийской атаки.

В определенном смысле замки можно рассматривать в качестве конечного продукта естественного развития ранних фортификационных сооружений. Обычно замки сооружались на возвышенных местах, а если таковые отсутствовали, — на искусственных насыпях, которые обкладывались огромными каменными блоками. Это придавало их стенам характерную изогнутую форму, что способствовало смягчению толчков от землетрясений, которые так часты в Японии, но также увеличивало их площадь, что было только на руку атакующим.

Замок служил отличной базой для размещения живой силы в условиях военных действий, требовавших быстрой переброски войск в различные концы страны. Наконец, он являлся символом могущества господина, и никто не понимал этого лучше, чем Нобунага, чья величественная крепость Адзути — первая башенная крепость в Японии — служила образцом для подражания. Хидэёси построил такую же крепость в Осака, а Иэясу в Эдо.

Японские замки состояли как бы из двух отдельных частей. Массивные каменные стены, окруженные рвом, напоминали об английском замке, но на этом сходство заканчивалось. Внутри стен располагались различные сооружения в типично японском стиле. Эти сооружения были деревянными, и позднее ставились на обложенные каменными глыбами насыпи в форме башен. Легкие, изящные башни резко контрастировали с их каменным и массивными основаниями.

Во избежание поджогов японцы укрепляли деревянные постройки дополнительными стенами. Поскольку в средневековой Японии не было специальных машин для метания зажигательных снарядов, то поджог внутренних построек замка был редкостью.

Наиболее распространенным, если не самым эффективным, приемом, применяемым при осаде, была прямая атака на стены крепости или на ворота. Она могла стоить осаждающим больших человеческих и материальных потерь, поскольку осажденные вели со стен прицельный огонь по идущим на приступ врагам. Защитники замка могли также отступить от его стен (как это было сделано в Осака в 1614 г) , занять боевые позиции и открыть залповый огонь по вражеским самураям, появляющимся на стенах. Если атака удавалась, то лишь за счет значительного численного превосходства атакующих, как это было во время корейской войны, когда крепости падали одна за другой под натиском фанатичных японцев. При Тонгнаи командующий армией Юкинага первый приставил к стене бамбуковую лестницу.

Старинная гравюра с изображением замка Касугаяма, построенного Уэсуги Кэнсином (1530-1570 гг.)

Старинная гравюра с изображением замка Касугаяма, построенного Уэсуги Кэнсином (1530-1570 гг.)

Опыт корейской войны, особенно ее финального периода, когда корейские замки защищались китайскими гарнизонами, оказал значительное влияние на развитие осадной техники. Минирование замков стало широко применяться после того как Хидэёси впервые добился с его помощью успеха при взятии крепости Камэяма в 1583 г. Эффективны м средством против минирования считались рвы, но однажды Хидэёси сумел превратить даже это оборонительной сооружение в наступательное средство. Он заметил, что замок Такамацу стоит на низменном месте в долине, возле которой протекала река. Приказав своему войску перегородить плотиной реку, он направил ее воды в долину По мере того, как вода медленно поднималась вверх,
Хидэёси продолжал обстреливать ее защитников из мушкетов, пока осажденные наконец не сдались.

Наступление осаждающих можно было останавливать посредством различных препятствий. Одним из эффективнейших средств против пеших воинов , обутых в соломенные сандалии, были металлические четырехгранники с шипами, один из которых всегда торчал острием вверх. Деревья спиливались и укладывались таким образом, что их ветки торчали в сторону наступающего врага, но особенно тяжелые увечья наносили вкопанные в землю острыми концами вверх бамбуковые стебли.

В землю также вбивались короткие колышки, которые спутывались между собой веревками, образуя средневековое подобие современного проволочного заграждения. Все препятствия служили одной цели: нанести противнику увечье, если это возможно , но главным образом, остановить его продвижение к стенам, поскольку остановленный противник представлял собою отличную мишень для аркебузиров и лучников.

Като Киёмаса принадлежит честь изобретения нескольких осадных приемов, впервые примененных во время корейской войны. При осаде одной китайской крепости, окруженной глубоким сухим рвом, Киёмаса приказал всем своим солдатам нарезать стебли риса. Ночью самураи забросали этими охапками ров — образовавшаяся куча поднялась на высоту крепостных стен. Пока аркебузиры плотным огнем подавляли защитников крепости, самые решительные самураи поднялись на стены и уничтожили вражеский гарнизон.

Другим изобретением Киёмаса была колесная повозка «панцирь черепахи», которая могла подъезжать к крепостной стене. Сверху повозку прикрывали высушенные на огне шкуры животных. Под зашитой этих шкур пехотинцы выбивали камни из крепостных стен, проделывая в них бреши.

Если командующий убеждался, что не может взять крепость штурмом, он планировал взять ее измором. Для такого рода осады требовалась тщательная подготовка. В первую очередь замок изолировался от внешнего мира изгородью из охапок бамбука, привязанных к деревянному каркасу. В проемах между изгородью могли воздвигаться осадные башни, чтобы наблюдать за происходящим в замке. Осадные башни варьировались от простых четырехугольных выше к до массивных сооружений с деревянной наблюдательной платформой наверху, подобные тем, что Иэясу использовал при осаде Осака. Интересную разновидность представляла собой башня, изобретение которой приписывалось Ямамото Кунсукэ, славному генералу Такэда Сингэна. Башня состояла из платформы на колесах, поддерживающей высокую деревянную «этажерку» с блоком наверху. Наблюдатель помещался в деревянный ящик и поднимался наверх при помощи каната и блока. Вне сомнения, если на участке становилось слишком «горячо», его немедленно опускали вниз, так как любое появление людей возле осадной башни являлось сигналом для осажденных, которые немедленно открывали огонь из всех имеющихся видов оружия.

Японцы также изобрели мобильный вариант заградительных щитов. Они были двух типов — деревянные и бамбуковые, и в обоих имелись щели для стрельбы. Солдаты подкатывали щиты к крепостным стенам, прикрывая огнем атакующий отряд.

При взятии замков очень часто использовался и подкуп жителей. Обычным действием предателей был поджог.

            

Добавить комментарий