Армия самураев

Вместе с расширением масштаба военных операций в XVI в. увеличивалась численность участвовавших в них войск. Документальные данные, касающиеся клана Симадзу, господствовавшего на острове Кюсю, свидетельствуют о резком увеличении в середине XVI в. численного состава воинских подразделений, и несмотря даже на стесненные обстоятельства, в которых оказался этот клан после поражения от Хидэёси в 1587 г., они, начиная с 1590 г., регулярно поставляли в его армию довольно внушительные воинские контингенты.

Полевые армии клана Симадзу, 1411 — 1614 гг.
1411 г. — Армия под командованием Симадзу Мотохиса 3 тыс. человек
1484 т. — Армия под командованием Симадзу Такэхиса 5 тыс. человек
1576 г. — Покорение северного Кюсю 100 тыс. человек
1576 г. — Осада Симадзу Ёсихиса замка Минамата 115 тыс. человек
1592 г. — Воинский контингент клана Симадзу отправляется в Корею 15 тыс. человек
1600 г. — Симадзу при Сэкигахара 12 тыс. человек
1614 г — Осака — зимняя кампания 10,5 тыс. человек

Учитывая, что сражения велись между союзниками различных даймё, можно увидеть, что масштаб военных действий, начиная примерно с 1550 г., непрерывно возрастал. Существенное увеличение численного состава войск происходило за счет представителей низких сословий, ши асигару. Сам термин, означающий «легкая нога», указывает на их социальный статус — это были разорившиеся крестьяне или преступники и авантюристы, которые стремились в феодальную армию, чтобы безнаказанно грабить и убивать. Самураи всегда относились к присутствию в армии таких элементов как к неизбежному злу, при условии, что они не вмешиваются в их благородные дела; но, по мере распространения огнестрельного оружия, многие даймё начали проявлять некоторую заботу по отношению к своим асигару, которые теперь являлись костяком их армий. Только они руководствовались не филантропическим и соображениями, а стратегической необходимостью — если территории противоборствующих сторон во времена войны Гэмпэй (1180—1185 гг.) располагались на расстоянии до 500 км друг от друга, то все воюющие даймё XVI в. были соседями. Поэтому недовольные чем-либо асигару могли легко перейти границу и вступить во вражескую армию.

Только обладавшие хорошими аналитическими способностями даймё (как, например, Такэда Сингэн) умело балансировали между сельскохозяйственными и оборонительными нуждами своих провинций. Они должны были обеспечивать определенный уровень боевой подготовки своих асигару без нанесения ущерба сельскохозяйственному сектору. Принцип, на который опирались удачливые даймё при распределении человеческих ресурсов, заключался в круглогодичном обеспечении обороны своих территорий без прерывания селькохозяйственного цикла — при этом наступательные боевые операции могли осуществляться только в определенные периоды времени. Военные действия планировались таким образом, чтобы они могли завершиться до наступления зимы или сбора урожая.

Характерным примером противоположного подхода являются действия Ходзё Удзиясу (1515-1570 гг.), который в 1565 г. призвал к оружию всех своих подданных мужского пола в возрасте от пятнадцати до семидесяти лет, угрожая смертной казнью тем, кто не подчинится, усилив свою угрозу словами, что «даже дрессировщик обезьяны не избежит наказания».

Самураи-полководцы

1. Такэда Сингэн, 1570 г.
Такэда Сингэн (1521-1573 гг.) в полном боевом облачении перед одной из битв при Каванакадзима. Его до-мару украшает персональный мон. Простой многопластинчатый шлем дополняют плюмаж из конского волоса, деревянные рога и металлическая пластина с дьявольским ликом. Поверх доспеха накинута буддистская кэса, разновидность дзинбаори с короткими рукавами. На ногах Сингэна старомодные ботинки из медвежьей шкуры.

2. Уэсуги Кэнсин, 1570 г.
Достославный противник Сингэна, Уэсуги Кэнсин (1530-1578 гг.), также был монахом, потому и покрыл свою голову вместо шлема монашеским капюшоном

3. Асигару с боевыми знаменами Кэнсина, 1570 г.
Пешие воины облачены в очень простые доспехи, состоящие из металлических пластин, соединенных кольчужкой на матерчатой основе; единственной защитой головы служит металлическая пластина, пришитая к хатимаки.
Одеты они по-летнему. На знамени слева начертан иероглиф «рё» (дракон), а на знамени справа — «би», первый иероглиф имени Бисамон-тэн, одного из трех японских богов войны.

            

Добавить комментарий