Самураи эпохи Хейан

Киото в те времена назывался Хейан, та эпоха так и называется эпоха Хейан (794-1184). Это была классическая эпоха самурайских воинов. Узы, связывавшие самураев с их командирами, носили как военный, так и социальный характер. Провинциальная аристократия поощрялась выдвигаться на роль военных представителей императора.

Бусидан Масакадо сложился в округах Тойота и Сасима провинции Симоса. Некоторые из его воинов были его родственниками, другие — соседями, наслышанными о доблести Масакадо и движимые желанием обогатиться. С Масакадо их связывали узы взаимозависимости и взаимной безопасности. Но на этом этапе развития самурайской армии между командующим и его сторонниками еще не заключались формальные контракты, появившиеся лишь позднее. Успешные сторонники еще не награждались ленными владениями.

Минамото Таметомо

Минамото Таметомо (1139-1170) участвовал в инциденте Хоген в 1156 года - восстании двух претендентов на императорский трон. За участие в мятеже Минамото был изгнан на остров Осима, где и был сделан этот отпечаток. Таметомо обладал геркулесовой силой и умел отлично стрелять из лука.

Наконец, отряд Масакадо был сравнительно малочисленным, насчитывал менее ста самураев. Природу боевых действий, в которых проявляли себя самурайские командиры и их сторонники, ни в коей мере нельзя назвать полностью формальной, упорядоченной и вежливой, как это может показаться из некоторых описаний в гункимоно. Разумеется, формальная сторона боя тоже существовала, ее можно охарактеризовать как последовательность поединков между достойными соперниками. Теоретически сражение начиналось с того, что в воздух посылалась свистящая стрела, которая извещала божества (ками) о том, что начинаются дела воинской доблести. Тот самурай, который заслужил право начинать битву, искал себе противника.

Обычно вызывающий, сидя в седле, громко объявлял свое происхождение и личные достижения. Противник, имевший подобный статус, объявлял себя, и между двумя самураями начиналась дуэль на луках. При этом оба самурая сидели в седле и активно перемещались. До наших дней сохранился отзвук той эпохи в виде традиционного соревнования — ябусамэ, когда участники в охотничьем платье стараются поразить цель, скача галопом. Затем самураи выхватывали мечи (тачи), потом — кинжалы (танто), и, наконец, схватывались голыми руками. Победитель поединка отрезал противнику голову и приносил ее в подарок своему командиру в знак исполненного долга.

Но беспорядок на поле боя серьезно ограничивал возможность таких поединков. Возможно, большинство описаний в гункимоно представляют собой позднейшие романтические вставки.

Скорее всего самурайские командиры не следили за множеством одновременных поединков, а координировали общий план атаки. Впрочем, в ходе атаки наиболее упорные самураи могли найти возможность провести дуэль. Анализ описаний сражений, данный в гункимоно рисует совершенно иную картину сражения. В одной из работ проведен анализ 58 эпизодов из различных хроник и гункимоно. В 41 случае отмечено использование засады или внезапной атаки. Например в Хоген Моногатари, гункимоно, посвященном восстанию Хоген 1156 года, в уста самурайского командира Минамото Таметомо вложены следующие слова: «…нет ничего равного ночной атаке укрепленных позиций противника. Мы должны немедленно устремиться на замок Такамацу, поджечь его с трех сторон и блокировать с четвертой стороны. Те, кто попытаются избежать огня, погибнут от наших стрел. Те, кто попытаются избежать наших стрел, погибнут в огне». В другом месте описывается некий «величайшийиз воинов», который «умело вел сражения, ночные атаки, дуэли на луках верхом, а также устраивал засады». Другими словами, одним списком перечислены благородные деяния, а также уловки и обман.

Следует еще пару слов об обязанностях самурайских командиров на поле боя. Хотя в гункимоно об этом почти ничего не говориться, следует иметь в виду, что в составе японских армий было множество рядовых солдат, имевших лишь простейшие доспехи и вооруженные древковым оружием (нагината), напоминающим протазан или алебарду с наконечником по форме напоминающим меч. Правильное руководство и использование пехоты, чьи грубые усатые рожи часто изображены по углам свитков, часто предопределяло исход сражения. Именно они жгли дома, держали в бою большие щиты, а такжевели бой, пока благородные самураи искали себе противника.

Простые воины также вооружались японским арбалетом (оюми). Арбалеты использовались в основном при осаде японских крепостей, которые в то время представляли собой деревянные частоколы. Из оюми можно было стрелять болтами или небольшими камнями.

Осады принимали характер тотальной войны, как можно прочесть в «Муцу Ваки», посвященной событиям так называемой войны «Ранних Девяти лет»: «Командир приказал своим воинам вступить в ближайшую деревню, разобрать дома, а полученным материалом засыпать ров у частокола. Затем он приказал рубить тростник и камыш, росшие на берегу протекавшей рядом реки… Командир сам взял факел и швырнул его в сложенную кучу дров». Огонь быстро распространился по тысячам древкам стрел, утыкавшим стену и башни словно традиционная японская соломенная накидка. В соответствии с рецептом, данным в «Хоген Моногатари», командующий поджег укрепление с трех сторон, а напротив четвертой расставил лучников и арбалетчиков, которые расстреливали солдат противника, пытавшихся спастись из огня.

              

Добавить комментарий