Первые самураи и их командиры

Первым самурайским командиром, чье имя сохранила для нас история, был Тайра Масакадо, поднявший в 940 году восстание под Китаямой в провинции Симоса, и вскоре погибший в бою. То, что Тайра Масакадо был опытным воином, следует из комментариев к гункимоно (сборник военных историй) «Кондзяку Моногатари». Здесь имеется раздел, посвященный кампании Масакадо. «Масакадо и его спутники все проблемы решали в бою. Они сожгли множество домов и перебили множество народа». Другой гункимоно под названием «Сёмонки» целиком посвящен восстанию Масакадо. Здесь отмечается, что великие воины обладали особой командирской осанкой, демонстрируя свое право лидера. Для автора «Конадзяку Моногатари» все самураи были «таинственными, особенными и трудными для понимания». Их нельзя судить как обычных людей. Этот принцип в еще большей степени применим к самурайским командирам. Этих людей «опасалось царство», а после некоторых подвигов «все испытывали к ним благоговейный страх».

Самурайский полководец

Классическое изображение конного самурайского полководца. По надписи на рисунке можно утверждать, что это представитель клана Фудзивара. Фудзивара боролись с Тайра и Минамото.

Восстание Тайры Масакадо представляет собой первый из известных нам примеров самурайской войны. В это время самурайская традиция еще только складывалась. В этот период самурай всегда понимался как конный лучник. В «Пути воина» позднее получившем известность как бусидо, первоначально говорилось о кюба-но мичи (путь коня и лука) или кюсен-но мичи (путь лука и стрелы). Позднее с развитием военных технологий возникла идея о том, что душа самурая — это его меч. Но на протяжении X столетия основным оружием самурая оставался лук. В «Кондзяку Моногатари» можно найти любопытные подтверждения тому, как относились к луку и мечу. Однажды ночью грабители напали на некоего самурая по имени Тачибана Норимицу. У того под рукой был только меч. «Норимицу оглянулся вокруг, но нигде не было лука, только блестел большой меч. Он подумал, утешая сам себя: «Во всяком случае, это не лук».

То, что во времена Масакадо главным оружием самурая был лук, отражается и в костюме. Неудобные для сражения в пешем строю с мечом, угловатые доспехи ёрои превращали воина в хорошо защищенную, хотя и не слишком гибкую «орудийную платформу». Если на другой стороне Евразии воины носили гибкие кольчуги, то в Японии предпочтение отдавалось доспехам, составленным из небольших чешуек, соединенных шнуровкой в пластины. Чешуйки делали из железа или кожи, комбинируя их так, чтобы добиться максимальной защиты наиболее уязвимых частей, и в то же время не перегрузить воина. Чешуйки соединялись шнурками в горизонтальные ряды, затем ряды покрывались лаком, защищавшим детали от коррозии. Затем ряды чешуи собирались в пластины нужного размера.

В традиционном японском доспехе выделяют следующие детали: содэ — наплечники, большие, почти квадратные, кусадзури — набедренники и до — панцирь, трапециевидной формы. Горизонтальные ряды соединялись между собой вертикальными рядами толстого шелкового шнура. Цвет и плетение шнура придают японским доспехам характерный, легко узнаваемый вид.

Самурайские командиры, разумеется, носили самые лучшие из доступных доспехи. Иногда их называли о-ёрои или «большие доспехи». Они украшались золотыми деталями и дорогой кожей. Содэ хотя и походили на европейские наплечные щитки, на них никогда не имели геральдического значения. Принято считать, что самурайские командиры носили доспехи красного цвета. Но, по-видимому, красный цвет доспехов не обязательно означал, что их владелец военачальник.

Например, в «Хейке Моногатари» в описании сражения при Удзи в 1180 году, упоминается некий Асикага Мататаро, подчиненный Тайра Томомори. Внешность Мататаро описана следующими словами: «Мататаро в доспехах со шнуровкой из красной кожи поверх хитатарэ из красно-золотой парчи, в шлеме, украшенном высокими рогами, с золотым тачи сбоку и двадцатью четырьмя черными и белыми стрелами за спиной нес черный лакированный лук с красными лентами».

Самурайские командиры, в задачу которых входило управлять и аправлять таких энтузиастов, как Асикага Мататаро, нуждались в определенных механизмах, которые обеспечили бы им решение этой задачи. Важнейшим из этих механизмов, был механизм формирования самурайских отрядов — бусидан. Из таких отрядов составлялись самурайские армии, эти отряды формировали и властные структуры, в том числе императорский двор в Киото.

              

Добавить комментарий