Кобаякава Такакагэ 1532-1596 гг.

Победа Мори Мотонари в сражении при Миядзимой в 1555 году описана в первой части нашего повествования. В этом бою рядом с ним сражались два его сына Киккава Мотохару (1530-1586) и Кобаякава Такакагэ (1532-1596). Мотохару умер в 1586 году, а почти сразу за ним последовал и его старший сын Мотонага. Наследство Киккавы перешло к его третьему сыну Хироиэ (1561-1625), который служил в Корее вместе со своим дядей Коаякавой Такакагэ, который и будет главным героем нашего дальнейшего рассказа. Такакагэ был главным чиновником в японской экспедиционной армии, он сыграл ведущую роль в победе японцев при Пхёкджэ в 1593 году.

В конце февраля 1593 года все части японской армии, зашедшие далеко на север, отступили к Сеулу. Пришлось оставить Пхеньян, китайская армия перешла в решительное наступление. Перед японским командующим Юкитой Хидеиэ встал вопрос о том, где выбрать линию обороны. Этот вопрос решил Кобаякава Такакагэ, ветеран японской армии. По его мнению японской армии следовало отступить достаточно далеко с тем, чтобы получить время для подготовки обороны. Шестая армия самого Такакагэ была готова атаковать китайцев вдоль дороги на Кэсон.

Японская разведка тщательно следила за передвижением китайских и корейских частей. Утром дня предполагаемого сражения японцы провели разведку боем, выслав вперед отряд молодого Тачибаны Мунешигэ. Основные силы под командованием самого Кобаякавы шли следом. Общая численность японской армии достигала 40000 человек. У города Пьёкджэ дорога проходила мимо нескольких гостиниц для путешественников. Именно здесь разыгралось основное сражение, вошедшее в историю под названием «боя у гостиниц в Пьёкджэ» (Пьёкджэ-ек). В то морозное февральское утро стоял плотный туман, делавший видимость близкой к нулю. Плохая видимость стала причиной того, что бой шел хаотично, подразделения действовали самостоятельно, командиры не имели представления об общей картине боя. Бой начался около 7:00 утра, когда отряд Тачибаны наткнулся на множество китайских солдат. Тачибана яростно атаковал и вел бой до 10:00, когда к гостиницам подошли основные силы японцев.

Авангардом основных сил командовали Авая Кагенао и Иноуэ Кагесада, у каждого из которых было примерно по 3000 человек. Оба полководца были готовы начать совместную лобовую атаку, но Такакагэ прислал гонца Сайё Масакацу, который предложил провести глубокий охват. По плану Авая должен был действовать на левом, а Иноуэ на правом фланге. Нулевая видимость позволила японцам незаметно осуществить задуманное. Первым ударил Авая, который сам по себе не смог опрокинуть противника, увяз в бою и постепенно начал отступать. Иноуэ также изготовился к бою, но Сайё уговорил его подождать подходящего момента, когда китайцы начнут преследование Авайи и подставят свой фланг. Все получилось именно так, как планировал Сайё. Видя, что его авангард ведет бой, Кобаякава решил продолжить маневр и начал окружение китайской армии. Основные силы китайцев были обнаружены им в окрестности гостиницы.

Кобаякава Такакагэ какое-то время следил за движением китайцев. Дорога, раскисшая из-за таяния снега и разлившихся ручьев, превратилась в море грязи, перемешанной тысячами ног. Лошади увязали в грязи. В этот момент три японских отряда атаковали китайцев с трех сторон. Завязалось ожесточенное сражение. Японские самураи секли китайцев острыми мечами, а японские пехотинцы стаскивали китайских всадников с седел, зацепляя их крючьями на своих протазанах. В летописях сказано, что сражение продолжалось от часа змеи (10:00) до часа лошади (12:00). Китайский командующий оказался в самой гуще сражения. «Японский полководец в золотом шлеме едва не взял в плен китайского командующего. Но адъютант заслонил собой командира, приняв на себя удары японских клинков. Но вскоре лошадь командующего была убита пулей, и тот свалился на землю мертвый».

Тем временем начался дождь. В результате поле боя началось превращаться в настоящее болото. Люди и кони полностью увязли в грязи. Повсюду валялось брошенное оружие и экипировка. Такакагэ изменил тактику. Он отвел самураев назад, а вперед вывел аркебузиров, которые начали обстрел противника. Китайцы дрогнули и побежали. Японцы преследовали их вплоть до перевала. Всего через несколько часов после боя Кобаякава приказал армии продолжить движение и остановился лишь незадолго до наступления темноты. Японская армия открыла себе дорогу на Сеул. Трофеи японцев составили 6000 голов.

Вскоре после этого успеха Кобаякава Такакагэ вышел в отставку. У него не было родных сыновей, поэтому он усыновил Хидеаки, племянника Хидеёси. Хидеаки было суждено прославить (или ославить) фамилию Кобаякава. Именно он решил исход сражения при Секигахарой, в разгар его перейдя из одного лагеря в другой.

Самурайские полководцы в Корее,1593 г.

Самурайские полководцы в Корее,1593 г.

Япония вторгалась в Корею дважды: в 1592 и 1597 году. Здесь изображена сцена, относящаяся к зимней кампании 1593 года.

1: Киккава Хироиэ (1561-1625 гг.)
Доспехи хранятся в музее Киккава в Ивакуни. Доспехи утеплены черным медвежьим мехом. Нагрудная пластина учидасидо с золотым китайским драконом.

2: Кобаякава Такакагэ (1532-1596 гг.)
К сожалению ни одного комплекта доспехов этого полководца до наших дней не сохранилось, поэтому мы изобразили его в простых доспехах с дзиибаори. Шлем украшен моном.

3: Курода Нагамаса (1568-1623 гг.)
Курода Нагамаса вел Третью армию в ходе кампании 1592 года. Иллюстрация основана на свитке, где Нагамаса изображен в шлеме, в настоящее время хранящемся в музее Акидзуки. Это шлем-ичинотани, копирующий долину Ичинотани, где происходило знаменитое сражение 1184 года.

              

Добавить комментарий