Снайперы на Восточном фронте

Как уже отмечалось, снайперское движение в Советской России приобрело размах, несоизмеримый с подготовкой метких стрелков в любом другом государстве мира. К 1938 г. в СССР было подготовлено шесть миллионов «Ворошиловских стрелков». Конечно, далеко не всех «Ворошиловских стрелков» следует считать снайперами, но масса хороших, на среднем уровне, стрелков давала отличную базу для отбора действительно отменных снайперов. Насколько серьезно командование РККА относилось к снайперскому движению говорит такой факт – до 1938 г. в СССР было изготовлено более 58 000 винтовок системы Мосина в снайперском исполнении. До 1942 г. такое количество снайперских винтовок стало производиться ежегодно!

На практике оказалось, что советские снайперы подготовлены в целом хуже своих коллег из иностранных армий, однако их было намного больше. Из-за тяжелых потерь начального периода войны снайперами часто становились не лучшим образом тренированные стрелки. Если повезло, такие стрелки успевали до отправки на фронт пройти двухнедельные курсы снайперов. Огромную пропаганду снайперского движения осуществлял партийно-политический аппарат Красной Армии. У этого движения имелись свои особенности. Хорошо информированный британский офицер-снайпер капитан Чарльз Шор написал критическое исследование о снайпинге в годы Второй Мировой войны: «-Суммируя русских снайперов и русскую снайперскую подготовку мы увидели, что это не совсем то, что мы понимаем под «снайпингом». Они предпочитают вести стрельбу с коротких дистанций. Русский снайпинг скорее ближе к меткой стрельбе в ее низшей форме».

Вердикт Шора несправедлив, он слишком академичен. Эффективность работы снайпера определяется не только и не столько дистанцией стрельбы. В Красной Армии имелась масса бойцов, отлично стрелявших на расстояние до 400 м, причем их было такое количество, что даже появился миф на тему «каждый воин Красной Армии – снайпер». Конечно, далеко не каждый красноармеец являлся снайпером, но у немцев имелись основания для такого мифа. Русский народ дал в годину опасности очень талантливых стрелков, а меткая стрельба красноармейцев в целом оставалась постоянной головной болью для немцев. Что же касается эффективности русского снайпинга, то очевиден и непреложен следующий факт: наставление по подготовке снайперов вермахта списано с тренировочного курса снайпера РККА.

Известно немало случаев удивительно результативных и эффективных действий советских снайперов. Так в сентябре 1941 г. германский 465-й пехотный полк наступал по лесистой местности. За несколько часов полк лишился 75 человек убитыми и 25 ранеными. Наступление полка сдерживало всего трое русских стрелков. Один немец рассказывал, как огонь советского снайпера косил людей из его танкового подразделения в течение пяти дней. Никто не мог определить откуда стрелял советских солдат. Лишь на пятый день, морозным солнечным утром, востроглазый германский наблюдатель заметил отблеск оптики на броне подбитого танка Т-34. Так удалось обнаружить снайпера. Он провел на морозе в танке среди убитых танкистов почти неделю! О судьбе снайпера очевидец умолчал, но догадаться о ней несложно. Снайперов редко брали в плен.

Стандартным оружием советского снайпера являлась винтовка системы Мосина образца 1891/1930 г.г. В оригинале винтовка оснащалась оптическим прицелом 4хПТ производства фирмы Карл Цейс. Такие прицелы СССР закупил в Германии в 30-е годы и наладил производство из копий под обозначением ВП и ПЕМ. С 1940 г. снайперские винтовки стали комплектоваться меньшими по габариту и более легкими прицелами 3,5 ПУ. В войну использовались прицелы всех трех типов – Цейс, ВП/ПЕМ и ПУ.

Винтовка-ветеран отлично стреляла на дальности до 800 м, однако в годы войны быстрыми темпами падало качество производства, поэтому немцы оценивали эффективную прицельную дальность стрельбы трофейных винтовок выпуска военного времени в 400 м. В условиях уличных боев большой разницы между 800 и 400 метров нет, но на открытой местности дальнобойность винтовки часто являлась критическим фактором. В СССР была принята на вооружение очень интересная самозарядная снайперская винтовка системы Токарева образца 1938 г., автоматика которой работала на принципе отвода пороховых газов. Конструктивные принципы, заложенные Токаревым в механизм винтовки, остаются неизменными для всех современных снайперских винтовок мира.

Поначалу немцы ничего или почти ничего не могли противопоставить ворошиловским стрелкам. Снайперы в вермахте и войсках СС имелись, но снайперских винтовок не хватало, из-за чего немцы часто использовали трофейные снайперские винтовки системы Мосина, переделанные под германский патрон. Постепенно налаживалась система подготовки снайперов. На фронте отбирали наиболее удачливых стрелков и направляли их в специальные учебные центры. Здесь курсанты получали винтовки и прицелы, которые оставались у них до самого конца. Оружие сильно варьировалось по типам, от снайперских винтовок времен Первой мировой войны до карабинов Kar.98 с 3-х или 4-х кратными оптическими прицелами. Со временем снайперские школы появились не только в вермахте, но и в войсках СС и даже в люфтваффе. К 1944 г. было сформировано не менее 30 снайперских школ. К концу войны в арсенале германских снайперов насчитывалось типов оружия с оптическими прицелами больше, чем в любой другой армии мира – примерно десять типов.

Снайперы Красной Армии, советско-германский фронт, 1943-1944 г.г.

Снайперы Красной Армии, советско-германский фронт, 1943-1944 г.г.

Русские снайперы стали кошмаром для вермахта. В СССР, единственном из воевавших государств, снайпингом занимались женщины. Советские женщины стали отличными снайперами.

1. Рисунок выполнен по фотографии реальной советской женщины-снайпера сержанта Розы Шаниной. Советские разведчики и снайперы использовали, как минимум, камуфляж двух-трех типов, не считая белых зимних маскхалатов. Комбинезоны с пятнистым камуфляжем выпускались в двух вариантах: пятна коричневого цвета по фону цвета цвета светлый хаки и пятна черного цвета по светло-оливковому фону. Очень часто поверх комбинезона набрасывали еще и маскировочную сеть, практически всегда куском маскировочной сети снайперы закрывали лица. Роза Шанина вооружена снайперской винтовкой системы Мосина, оснащенной 4-х кратным оптическим прицелом ПТ.

2. Русская женщина-снайпер, 1944 г. Головной убор — стальная каска образца 1940 г. Одета она в камуфляж, называемый в просторечии «мочалкой». Свободный камуфляж с капюшоном легко одевался поверх формы и снаряжения. Данный камуфляж представляет собой не комбинезон, а куртку и брюки. На материю нашиты ленточки ткани заводским способом. Кроме того, на куртке и брюках устроены петли для крепления веток или других природных маскировочных материалов. Снайпер вооружена самозарядной снайперской 7,62-мм винтовкой Токарева образца 1940 г., оснащенной 3,5-кратным оптическим прицелом ПУ.

              

Добавить комментарий