Егерские традиции и Первая мировая война

Когда накал боев первых месяцев Великой войны стих, обе стороны в конце 1914 г. поняли, что началась иная война — война на истощение. В окопах и траншеях появились снайперы. На ничейной земле безусловно доминировали превосходные германские стрелки. Артиллерист лейтенант С. Шинглтон из британской 7-й дивизии в своих послевоенных мемуарах вспоминал о ночи на 3 февраля 1915 г.: «-Стоило встать в полный рост на открытом пространстве, как тут же прилетала пуля снайпера. Опасно было даже закатать рукав, чтобы посмотреть на циферблат часов. Стекло часов могла сверкнуть и спровоцировать снайперский выстрел. Несколько пуль, выпущенных снайперами, свистнули рядом с нами. Офицер-сапер в сердцах сказал мне, что нечего было смотреть на время.»

Другой британский офицер говорил, что достаточно высунуть над бруствером любую часть тела хотя бы на три секунды, чтобы получить пулю германского снайпера.

В 1914 г. армия Британии, по всей вероятности, располагала лучшими в мире тренированными в скоростной стрельбе солдатами. Такой боец мог выпустить 15 пуль в течение минуты. В маневренной войне, если бы она продолжалась. армия скоростных стрелков могла бы взять верх над противником за каких-то шесть месяцев, но война превратилась в окопную.

Британские методы стрелковой подготовки немного внимания уделяли индивидуальной стрельбе в цель, поэтому поначалу солдатам британского экспедиционного корпуса нечего было противопоставить германским стрелкам. Многие солдаты стали жертвами снайперского огня, несмотря на предупреждения об осторожности со стороны командования и ветеранов. Свежее пополнение не внимало предупреждениям. Новички не пригибались при перемещениях по траншеям, их головы часто «светились» над брустверами. Немецкие снайперы не упускали своих шансов. В один из дней 1915 г. только один батальон, занимавший очень узкий участок фронта, потерял 18 человек от снайперского огня противника. Превосходство германских снайперов было столь велико, что они решались на довольно безрассудные поступки. Так в 1915 г. вблизи моста Ауберс германский снайпер выбил пулями крест на стене здания, расположенного в тылу британской линии обороны.

Массовое кровопускание и постоянное психологическое напряжение касалось прежде всего офицеров. В большинстве случаев все, что могли сделать офицеры для нейтрализации снайпера, так это вызвать артиллерийский огонь по предполагаемой огневой позиции стрелка. Если пушечный огонь не уничтожит снайпера, то хотя бы заставит его замолчать. Впрочем, встречались и другие офицеры. Например, заставший конец Бурской войны майор Ф.М. Крам из Королевского стрелкового корпуса писал: «- Мой первый визит в окопы произвел на меня сильнейшее впечатление… Где бы ни находились, везде в мешки с песком впивались пули снайперов. Невозможно было высунуть над бруствером перископ. Пули моментально начинали стучать по стальному кожуху или же разбивали оптику… В конце концов, полковник сам высунулся над бруствером и немедленно получил пулю в лицо….»

В 1914 г. германская армия – единственная армия мира – имела большое количество винтовок с телескопическими прицелами, а личный состав обучался снайперской стрельбе. В Германии, в отличие от Великобритании, охота являлась занятием внеклассовым. В германских лесах зверушек и птичек промышляли представители всех сословий, то есть охотников, готовых кандидатов в снайперы, было много. Неудивительно поэтому, что снайперское движение в германской армии приобрело размах куда как более широкий, чем в армии английской. К тому же германские охотники нередко пользовались штуцерами с оптическими прицелами, в то время как в Британии с оптикой охотились только сливки общества да некоторые шотландцы в своих горах. С началом войны немцы смогли быстро мобилизовать в армию большое количество искусных стрелков, а заодно реквизировать немалое количество оружия с оптическими прицелами, которое добавилось к 15 000 винтовок Маузер Gewehr-98 с установленными на них в заводских условиях оптическими прицелами. Опытные охотники не только умели хорошо стрелять, они еще понимали важность правильно выбранной для ведения огня позиции, умели маскироваться, обладали терпением в сочетании с быстротой реакции. Немцы отбирали лучших стрелков в каждом батальоне и направляли их для обучения снайперскому искусству в один из учебных центров. Снайперская секция батальона обычно состояла из 24 человек, которым предоставлялась широкая свобода действий, вплоть до выбора огневых позиций и целей. Чего уж тут удивляться, что потери англичан и французов от огня германских снайперов стали просто огромными.

Союзники даже не могли вести ответный огонь без дополнительного прикрытия, в роли которого выступали стальные щиты с амбразурами для наблюдения и стрельбы. Ответом немцев на стальную новинку стали бронебойные пули.

Германские снайперы

Германские снайперы

1. Снайперская команда, германский егерский батальон №8, Эльзас, весна 1915 г.
Личный состав егерских батальонов набирался из лесников и прочих селян, обладавших навыками меткой стрельбы. 8-й батальон формировался из уроженцев Рейнланда, батальон действовал в составе XV корпуса в Эльзасе. В апреле 1915 г. снайперы и наблюдатели из числа егерей за короткий срок установили абсолютный контроль над ничейной землей. Снайпер вооружен коммерческим вариантом спортивной винтовки Маузер калибра 7,92 мм, оснащенной 4-кратным оптическим прицелом. У наблюдателя есть бинокль 6*30, адекватное средство поиска целей на средних дистанциях (до 500 метров), но на дальних дистанциях проигрывавшим британским телескопам. Оба егеря облачены в униформу образца 1907/1910 г.г. с егерским кантом темно-зеленого цвета. Снайпер положил свой кивер вместе с футляром от бинокля на бруствер траншеи. Рядом брошен матерчатый патронташ. Немцы укрепляли стенки траншей плетнями из веток деревьев и кустарников.

2. Германский пехотный Scharfschultze, Франция, 1918 г.
Вооруженный винтовкой Scharfschultzen-Gewehr-98 с 3-кратным оптическим прицелом Цейсс, снайпер готовится занять огневую позицию, которая представляет собой муляж убитой лошади. Снайперы в годы Первой мировой войны много экспериментировали с маскировкой. Муляж убитой лошади представляет собой обтянутый тканью металлический каркас, рядом валяется настоящий труп лошади. Снайперы занимали позиции под покровом ночи, имея при себе очень ограниченный запас еды и воды. В боекомплект снайперы обязательно включали несколько бронебойных патронов Sm.K. На рисунке снайпер одет в обычный мундир образца 1915 г. и стальную каску образца 1916 г. Реально определить позицию хорошо замаскировавшегося снайпера представлялось возможным лишь по вспышке или дымку выстрела. С одной позиции снайпер делал не более четырех — пяти выстрелов в день.

              

Добавить комментарий