Дистанции стрельбы, боеприпасы и камуфляж снайпера 1939-1945

При благоприятных обстоятельствах снайперская стрельба на дальние дистанции была возможной, особенно в случае наличия оптического прицела с 6-кратным увеличением. На практике снайперы пользовались штатными армейскими винтовками, снабженными оптическими прицелами с относительно небольшой кратностью увеличения, из-за чего точные выстрелы на большие расстояния, больше 600 ярдов, случались редко. Хотя большинство прицелов градуировалось на дистанции до 1200 ярдов, опыт показал бесполезность стрельбы на такую дальность – пустая трата пуль. Капитан Шор оставил нам интересные комментарии относительно уровня точности обычных снайперских винтовок. Шор говорил: «человек, способный раз за разом укладывать в мишень диаметром два дюйма по пять пуль двумя сериями на дистанции 100 ярдов является суперским стрелком». Винтовки практически не изменились со времен Первой мировой войны. Один из видных германских снайперов Матиас Хертценаур утверждал, что из карабина K98k он попадает в голову с дистанции 600 метров, но только в случае с использованием прицела с 6-кратным увеличением. Результаты много лучше, чем у снайперов времен Первой войны, но следует учесть экстраординарные способности Хертценауэра.

Специальные боеприпасы для снайперов выпускались только в Германии. В рапорте, датированном июлем 1944 г., исследуется проблема поставки высококачественных патронов:

-Нормальный патрон Sm.E не позволяет вести прицельный огонь на дистанциях больше 300-400 м, в то время как часто бывает необходимо точно стрелять с больших дистанций. Такая стрельба возможна специально отобранными патронами s.S, которые в настоящее время производятся в очень ограниченном количестве и которых не хватает. Генерал-инспектор пехоты требует довести ежемесячный выпуск патронов для снайперской стрельбы до 20 миллионов штук.

К 1945 г. германские снайперы получали патроны s.S в достаточном количестве. Англичане нашли выход в специальном отборе штатных патронов Mk VII, но в конечном итоге боеприпасы для себя выбирали сами снайперы. Шор писал, что он «использовал с большим успехом американские патроны WRA калибра .303 дюйма». Многие снайперы славились как отличные стрелки еще в довоенные времена, они были прекрасно осведомлены о степени важности для точного выстрела качественных боеприпасов и заказывали патроны из дома.

К моменту высадки союзников в Нормандии противники в войне уже хорошо уяснили для себя, насколько серьезным делом является снайпинг. Германцы выставляли на поле боя достаточное количество высококвалифицированных стрелков типа Зеппа Алленбергера или Матиаса Хертценауэра. Эти два выдающихся стрелка записали на свои личные счета по 600 русских солдат и офицеров. Такие люди владели всеми хитростями, которые использовались на Восточном фронте и передавали свой опыт молодым снайперам. Довольно быстро американские офицеры стали носить солдатскую униформу и винтовки, но процент потерь от снайперского огня среди офицеров союзников все равно не снижался. Причину прояснил пленный немецкий снайпер: «Я просто стреляю в усатых». Усы в армиях США и Великобритании оставались прерогативой офицеров и старших унтер-офицеров. Солдаты в обязательном порядке удаляли с лиц всю растительность.

Снайперы всех воюющих армий использовали специальную одежду, практичную и комфортную. Знаки различия, любая символика на одежде снайперов отсутствовали. Снайпер знал — у него нет шансов выжить в случае пленения, если его идентифицируют именно как снайпера. А так он еще мог выдать себя за обычного пехотинца. В условиях мобильной войны снайперы старались не обременять себя снаряжением. Помимо винтовки и одежды, британский снайпер на Европейском театре военных действий в 1944-1945 г.г. мог иметь жестяной портсигар с запасными частями к винтовке и прицелу, бинокль, компас, несколько ручных гранат №36, мазь для маскировки открытых участков тела, 50 обычных патронов к винтовке в патронташе, пять трассирующих патронов и пять бронебойных, флягу, галеты, шоколад.

Задачи, которые ставились снайперам, сильно варьировались в зависимости от конкретной ситуации: инфильтрация в тыл противника перед атакой своих войск; уничтожение офицеров, артиллеристов, пулеметчиков противника; прикрытие огнем отхода своих частей. Вообще, круг задач снайперов был крайне разнообразен. Артур Хэр оставил интересные воспоминания. Уроженец Кембриджа вступил добровольцем в армию еще до войны. На войне он стал снайпером в чине капрала и воевал в 1944-1945 гг. в Бельгии, Голландии и Германии. Так вот, он писал, что как-то в течение одного дня ему пришлось корректировать огонь батареи 25-фунтовых пушек, участвовать в контратаках наряду с обычными пехотинцами, сражаться на улицах города в рукопашную и даже работать на радиостанции.

Хэр описывает начало дня как крайне продуктивное. Он получил приказ вместе с тремя другими снайперами занять позиции в здании фермы в преддверии форсирования реки британской пехоты. Снайперы заняли позиции в темных углах холодного сельского дома. Так они просидели до половины третьего пополудни, когда на германских позициях неожиданно стали рваться снаряды британских пушек. Немцы находились всего в 150 ярдах от снайперов. Хэр с коллегой открыли огонь. Хэр выстрелил — германский офицер на мосту через реку упал. Еще выстрел — упал еще один немец. Снова лязг затвора — выстрел: от пули Хэра падает третий немец. Британская пехота пошла в атаку. Хэр заметил, что не все немцы покинули оборонительные позиции. Однако, как оказалось, в траншеях остались только убитые солдаты и офицеры противника. Снайперы участвовали в бою десять минут, но для этого им пришлось провести в холодном доме целых восемь часов и никак не выдать своего присутствия противнику. За десять минут немцы потеряли убитыми, ранеными и пленными порядка 200 человек. За участие в том бою Хэр получил медаль.

В 1945 г. снайперы действовали на всех фронтах во всех армиях. Эффект от действий снайперов заключался не только в убитых солдатах и офицерах противника. Снайперы поставляли командованию важные разведданные, деморализовали солдат противника и подымали боевой дух своих войск. Через несколько месяцев после окончания войны большинство снайперов демобилизовалось или же продолжили службу в своих частях в качестве обычных пехотинцев. История совершала новый виток: война окончилась — снайперы стали не нужны.

Лежка снайперов, Франция, лето 1944 г.

Лежка снайперов, Франция, лето 1944 г.

Рисунок изображает вид сверху французской деревеньки с окрестностями. Типичный сценарий действия снайперов в ходе тяжелых боев, которые шли в северо-западной Европе в 1944-1945 г.г. Ландшафт благоприятен для устройства огневых позиций снайперов. По возможности, снайперы всегда старались оборудовать позиции на возвышенных местах, как более удобные для наблюдения и стрельбы. В то же время здесь есть и места, в которых размещение снайперов рискованно. Обустройство позиций под стенами зданий, которые прикрывают позицию с тыла (храм — 1, водонапорная башня — 2), привлекательны для неопытных снайперов или артиллерийских корректировщиков. Такие строения всегда привлекают также и внимание артиллеристов противника — прекрасная точка для пристрелки. В этом плане «анонимные» воронки от снарядов (3) куда как более безопасны. Изолированные строения вроде фермы (4) также могут спровоцировать минометный или пулеметный огонь противника «на всякий случай», лучше занять замаскированную позицию рядом (5). Хорошими укрытиями являются разрушенные здания (6), где снайпер легко и скрытно может сменить позицию. Еще лучше рощи или поля с высокой растительностью (7). Здесь легко укрыться, а монотонный пейзаж утомляет глаза наблюдателя. Германские снайперы часто обустраивали позиции в кронах высоких деревьев и добивались выдающихся результатов. Типичные для северо-западной Европы живые изгороди, бокажи (8), идеальны для снайперов и расчетов противотанкового оружия. Отсюда удобно вести прицельный огонь и легко менять позиции. Преодолеть живую изгородь не всегда могли даже танки, так союзникам пришлось для преодоления бокажей навешивать на «Шерманы» специальные устройства.
Перекрестков дорог (9) снайперам следует избегать. Перекрестки обозначаются на всех картах, они периодически для профилактики обстреливаются из орудий и минометов. Идеальна позиция, господствующая над перекрестком, например на чердаке разрушенного дома (10). Хорошо охотиться не только за солдатами и автотранспортом не перекрестках, но и за людьми на мостах (11). Несколько удачных выстрелов способны посеять панику и закупорить переправу.

              

Добавить комментарий