Вторжение Израиля в Ливан

91-я дивизия бригадного генерала Ицхака Мордехая наступала вдоль побережья. Дивизия состояла из трех мотопехотных дивизий (на M113) и ударной 211-й танковой бригады, прежде входившей в состав 36-й дивизии. Задачей 91-й дивизии было сломить начальное сопротивление палестинских и мусульманских боевиков, 211-ю танковую бригаду возглавлял полковник Эли Гева, который в свои 32 года стал самым молодым командиром бригады за всю историю АОИ. Гева во время Войны Судного дня служил в 77-м танковом батальоне подполковника Кагалани и показал себя исключительно талантливым полевым командиром. 211-я бригада была оснащена танками «mag’ach» (М60 «Pattoti» и М60АЗ). Личный состав бригады составляли как солдаты действительной службы, так и семинаристы «hesdeniik», сочетавшие военную службу с изучением иудейской религии. Семинаристы были самыми фанатичными солдатами АОИ и показали себя отменными танкистами.

«Merkava» из Зб-й дивизии поддерживает парашютистов. Пригород Эйн-эль-Гивех

«Merkava» из 36-й дивизии поддерживает парашютистов. Пригород Эйн-эль-Гивех

В 11:00 бригада Гевы прошла по мосту у Рош-Ханикры и направилась на север к Тиру. Тир — перенаселенный палестинский город — находился на полуострове, расположенном в 22 км от границы. Вокруг Тира были организованы шесть лагерей беженцев; Рашадие, Эль-Баас, Бурдж-Шемали, Эль-Ханина, Бени-Маушук и Шабрика. 211-я бригада получила приказ обойти эти лагеря и стратегические перекрестки, чтобы не ввязываться в бой с отрядами палестинских боевиков. Гева должен был как можно быстрее продвигаться вдоль побережья, а мотопехотные части 91-й дивизии должны были следовать за ним.

Однако наступление с самого начала развивалось слишком медленно. Береговое шоссе шириной 20 метров со всех сторон было окружено цитрусовыми рощами, в которых скрывались палестинские боевики. 211-ю бригаду усиливал парашютный батальон подполковника Ури Григера. Двигаясь на M113 и джипах, батальон находился в авангарде, а танки следовали вплотную за парашютистами. Прочесывая придорожные рощи, парашютисты потеряли визуальный контакт с основными силами бригады и вскоре угодили в большую засаду, устроенную палестинцами в районе лагеря беженцев Шабрика.

Палестинцы открыли огонь из гранатометов и стрелкового оружия. Два танка «magach» получили попадания и потеряли ход. Однако поджечь танки палестинцы не смогли — машины спасла реактивная броня. Остальные танки присоединились к бою. Началась беспорядочная перестрелка. Командир танков, высунувшись из люков, в упор вели огонь по боевикам из крупнокалиберных пулеметов, установленных на крышах башен.

Гева, потеряв связь с батальоном Григера, начал искать разведчиков с помощью полевого бинокля. Заметив в отдалении дым, Гева понял, что разведчики попали в засаду и ведут бой. Не останавливая движения. Гева приказал своему заместителю прийти на выручку парашютистам. На перекрестке экипажи из подбитых бронетранспортеров пытались выбраться из горящих машин и укрыться от ружейного огня. Едва танк заместителя командира бригады появился на поле боя, на него обрушился концентрированный огонь из гранатометов и машина загорелась. Экипаж выскочил из машины и поспешил к командирскому бронетранспортеру, который тоже получил прямое попадание из гранатомета, В беспорядке боя Григер и два его солдата попали в плен к палестинцам. Их изуродованные тела удалось обнаружить несколько дней спустя.

Лишь прицельный танковый огонь смог сломить сопротивление палестинцев. Гева попросил воздушной поддержки, но ему было в этом отказано, поскольку использование самолетов в условиях густонаселенной местности могло повлечь большие жертвы среди мирного населения.

211-я бригада продолжала продвигаться на север. На пути к Сидону израильтяне столкнулись с новой тактикой, применяемой палестинцами для борьбы с танками. Навстречу танковой колонне палестинцы пускали автобус, наполненный мирными жителями и нагруженный взрывчатыми веществами. Поравнявшись с танком, автобус останавливался, женщины и дети разбегались во все стороны, после чего детонировал фугас, заложенный в автобусе. Мощный взрыв обычно выводил из строя головной танк, после чего вся колонна была вынуждена остановиться. Тут в бой вступали боевики, вооруженные гранатометами и снайперскими винтовками. Иногда боевики приближались к танкам в толпе мирных беженцев, после чего вытаскивали гранатометы или ручные гранаты. Часто боевиками были пацаны в возрасте 13-14 лет. Несмотря на нежный возраст, они имели за плечами опыт боев и представляли собой серьезного противника. Начальник генштаба Рафул Эйтан отдал солдатам строгий приказ не стрелять в мирное население и стараться не причинять ущерба имуществу граждан. Напротив, израильские солдаты участвовали в распределении пищи, воды и одежды среди беженцев, хотя популярности израильтянам это не прибавило. Более того, среди беженцев часто попадались боевики ООП, что приводило к дополнительным потерям.

К полудню 91-я дивизия форсировала реку Литани и начала операцию по зачистке лагерей беженцев от вооруженных боевиков. К ночи 211-я танковая бригада достигла Сарафенда, расположенного на полпути между Тиром и Сидоном. Здесь было решено остановиться на ночь, расположив танки кругом. Так закончился первый день операции «Мир Галилее».

Подготовка к десантированию танка «Centurion». Высадка десанта севернее Сидона в ночь с 6 на 7 июня стала крупнейшей десантной операцией за всю историю АОИ. Обратите внимание на дополнительную бронеплиту на башне танка.

Подготовка к десантированию танка «Centurion». Высадка десанта севернее Сидона в ночь с 6 на 7 июня стала крупнейшей десантной операцией за всю историю АОИ. Обратите внимание на дополнительную бронеплиту на башне танка.

            

Добавить комментарий