Танковые сражения в долине Бекаа

6 июня 1982 года в 08:50 истребитель-бомбардировщик А-4 Skyhawk капитана Аарона Айааза был сбит ракетой, пущенной ЗРК «Стрела», в тот момент, когда самолет бомбил цели в районе Набатии. Януш, находившийся на своем КП у Метуллы, видел, как Айааз благополучно катапультировался из подбитого самолета. Этот поступок сирийцев насторожил генерала. Он приказал, чтобы его войска избегали вести огонь до тех пор, пока пилот не будет найден (в действительности капитана сразу взяли в плен и отправили в Бейрут). В 11:00 162-я дивизия начала пересекать границу вслед за 36-й дивизией. 162-я дивизия шла вслед за 36-й дивизии вплоть до Джба’а. 162-я дивизия шла практически без остановок и к вечеру вышла к западным пригородам Джеззины. Справа от 162-й дивизии действовала 460-я бригада из группы koach vardi, в задачу которой входило заняла Джеззину с востока. По этому же маршруту cлeдoвали танки и парашютисты из группы koach peled. Группа koach peled прошла через Джеззину уже после того, как город был занят израильтянами, и направилась дальше к Джебель-Баруку, где сирийцы организовали электронный разведывательный центр, сравнимый с тем, что израильтяне оборудовали на горе Хермон. ЗанявДжебель-Барук, группа могла блокировать любые попытки сирийцев перебросить подкрепления в Ливан. Кроме того, с горы Джебель-Барук группамогла помочь 162-й дивизии занять Эйн-Зехатлу.

Командир батальона в каске Туре-602 CVC осматривает окрестности в поисках палестинских боевиков. Кфар-Сил, 12 июня 1982 года

Командир батальона в каске Туре-602 CVC осматривает окрестности в поисках палестинских боевиков. Кфар-Сил, 12 июня 1982 года

252-я дивизия бригадного генерала Эмануэля Сакеля пересекла границу у подножия горы Хермон, стараясь перерезать сирийские коммуникации с долиной Бекаа. Поначалу наступление дивизии было затруднено тем, что саперам на протяжении двадцати километров приходилось прокладывать дорогу через непроходимые вади (вади — сухие долины в пустынях, дно которых периодически или временно наполняется водой после сильных ливней). Но затем танковые колонны стремительно направились к деревням Шеб’а и Шуба, чтобы предотвратить появление сирийских танков в этом районе.

Отряд танков численностью три батальона наступал через Рашае-ль-Фахар, стараясь занять позиции палестинцев у Хасбайе. Передовая рота понесла незначительные потери, когда попала под огонь сирийской артиллерии, бившей от озера Карун. За первые часы операции «Мир Галилее» более 1500 палестинских боевиков из бригады «Карамех», а также более 1 000 солдат НФОП отступили в долину Бекаа под прикрытие сирийцев. В 17:03 разведывательный батальон 252-й дивизии прошел через Хасбайе. Танки «Merkava» и парашютисты попали под огонь гранатометов и ПТУРСов. Хотя некоторые танки получили прямые попадания, ни одна машина не вышла из строя. К ночи Хасбайе перешел в руки израильтян, и вся дивизия заняла на ночь оборону вдоль линии Эйн-Киния-Хасбайе-Кукба.

Ранним утром, в понедельник 7 июня бригада «Вагак» вступила в Набатию. Бригадный генерал Эйнан опасался действий фанатичных боевиков ООП, поскольку на западной окраине города находилась большая палестинская база. Эта база в действительности представляла собой школу по подготовке международных террористов, там обучались диверсанты 126 национальностей. Командир бригады «Вагак» опасался уличных боев и приказал своим солдатам соблюдать повышенную осторожность. Действительно, в городе держал оборону пехотный батальон ООП, усиленный шестью окопанными Т-34-85. Однако палестинские офицеры, завидев танки «Мегкаvа», поспешили скрыться, а солдаты, оставшиеся без руководства, легко сдались в плен, после первых же выстрелов. Потребовалось всего два часа, чтобы полностью овладеть Набатией.

В восточной зоне дивизии продвигались вперед, встречая лишь незначительное сопротивление со стороны палестинских боевиков и изредка вступая в перестрелку с сирийцами. 252-я дивизия взяла под контроль Хасбайе и Кукба, населенные друзами. После этого израильтяне заняли оборону и начали выжидать политических последствий своих действий. Хасбайе, расположенный всего в четырнадцати километрах от израильской границы, контролировала бригада ООП «Карамех». Поэтому командир 252-й дивизии, бригадный генерал Сакель приказал соблюдать осторожность в отношении мирного населения, поскольку друзы всегда с симпатией относились к израильтянам. Сакель не хотел, чтобы его дивизия воспринималась местным населением как «еще одна оккупационная часть». Едва израильские танки вступили в город, как им навстречу вышли старейшины, которые сообщили израильтянам о секретных складах оружия палестинцев, а также указали места, где палестинцы готовили засады. Механизированная пехота выдвинулась вперед и очистила местность от боевиков, в то время как танки продолжили движение к озеру Карун, где находилась сирийская 1-я танковая дивизия.

252-я дивизия продолжала наступление к Рашайе, пытаясь зайти во фланг сирийцам, расположившимся под Эйн-Атой и Кфаиром. Больших столкновений с сирийскими частями не было. Президент Сирии Ассад старался не вступать в войну с Израилем. Первое время сирийские части, расположенные в долине Бекаа отступали, давая дорогу разведывательным частям АОИ. Вслед за танками израильтяне двигали батареи самоходной артиллерии. Теперь все четырнадцать сирийских зенитных ракетных батарей находились в зоне поражения израильской артиллерии.

8 июня 460-я танковая бригада начала бой за Джеззину. В этот день сирийцы впервые в открытую выступили на стороне палестинцев. Город был важным стратегическим пунктом. Рядом с городом находился перекресток, дороги от которого вели к Масгхаре, западной части долины Бекаа, горе Джебель-Барук и Эйн-Зехальте. Кроме того, завладей израильтяне Джеззиной, они бы отсекали Бейрут и силы ООП на севере Ливана от долины Бекаа и Сирии. Заняв город, израильтяне также открыли бы себе дорогу в долину Бекаа с запада и с юга. Понимая всю важность Джеззины, сирийцы расположили там 424-й пехотный батальон. Израильская 162-я дивизия должна была перерезать шоссе Бейрут-Дамаск как можно быстрее, избегая заходить в город ночью.

Выгодно расположенные сирийские танки смогли поджечь два «Centurion’a» и бронетранспортер ремонтной службы. В ночь с 7 на 8 июня сирийцы усилили оборону города танковым батальоном и двумя ротами коммандос. Разведка смогла заполучить эту информацию, но к полковнику Когену об этом не сообщили. Полковник получил приказ от Януша атаковать город в 11:30. Но Когену никак не удавалось расположить свою бригаду должным образом, кроме того, полковник не располагал достаточной артиллерийской поддержкой. Но Януш приказал Когену атаковать не дожидаясь подхода артиллерии. Но едва израильские танки приблизились к городу, как из окраинных домов противник отрыл плотный противотанковый огонь.

Передовая рота израильтян смогла пройти через город, по пути уничтожив три Т-62. В пригороде Джеззины сирийские коммандос атаковали группу остановившихся «Centurion ‘ов». Три танка загорелись в первые же минуты боя. Командиры танков покинули свои машины с автоматами и начали выбивать бронебойщиков, засевших на холмах. Сирийцы умело оборонялись, а несколько замаскированных Т-62 смогли подбить пять «Centurion’ов». Но разведывательный батальон 460-й бригады смог вскрыть позиции противника, после чего сопротивление сирийцев было сломлено в течение часа. К ночи Джеззина перешла в руки израильтян, а тактическая группа koach vardi заняла позиции в районе селения Хуна. Поздно ночью сирийцы перебросили в долину Бекаа еще пять ракетных зенитных батарей.

Сирийский Т-54 и автомашины в пригороде Эйн-Зехальты, 8 июня 1982 года. Обратите внимание на узкое шоссе, по которому прорывалась 162-я дивизия.

Сирийский Т-54 и автомашины в пригороде Эйн-Зехальты, 8 июня 1982 года. Обратите внимание на узкое шоссе, по которому прорывалась 162-я дивизия.

            

Добавить комментарий