Крупнейшая танковая битва в войне за Ливан

Тем временем из-за серьезного оперативного просчета началась крупнейшая за всю войну в Ливане танковая битва. Резервная бригада танков М60 «Patton», батальон «hesdernik» (призванных студентов из Ешивы) и два батальона резервистов двигались в направлении деревушки Султан-Якуб. Вступив в деревушку, резервисты должны были занять оборону и начать ожидать атаки сирийцев. Поскольку наступление израильтян развивалось слишком быстро, командиры не имели почти никакой информации о расположении частей противника. Никто не знал, что под Султан-Якубом шла перегруппировка сирийских войск. Обнаружив небольшой отряд израильских танков, сирийцы были крайне удивлены и начали готовится к бою.

Передовым батальоном резервной бригады командовал подполковник Ира Эфрони, опытный офицер-танкист. Батальон Эфрони был одной из лучших резервных частей, действовавших в долине Бекаа, Боевой дух танкистов был высок, несмотря на некоторые антивоенные настроения, распространенные среди резервистов. Студенты hesdenik отличались религиозностью, патриотизмом и высокой боевой выучкой. Но никто не знал о том, что ожидает их впереди.

Парашютисты в сопровождении танка «Magach» патрулируют местность. Горы Шуф,

Парашютисты в сопровождении танка «Magach» патрулируют местность. Горы Шуф,

Едва танки Эфрни вступили в Султан-Якуб, сирийские коммандос открыли по танкам огонь гранатами и ПТУРСами. Поскольку дистанция была слишком близкой, ПТУРСы пролетали мимо танков. Танкисты немедленно вступили в бой, открыв огонь из пушек и пулеметов по всем вскрытым целям, Эфрони понимал, что его батальон занял неудобную позицию, хотя и не осознавал всей тяжести создавшейся ситуации. Наступила ночь и Эфрони приказал занять оборону с тем, чтобы продержавшись до рассвета, попытаться пойти на прорыв. Потери его батальона были минимальны: всего несколько танков и бронетранспортеров получили повреждения.

Ночь с 10 на 11 июня стала адом для батальона Эфрони. Опасаясь вылазок сирийских коммандос, танкисты всю ночь поливали округу очередями из пулеметов. Но несмотря на плотный огонь, коммандос сумели проникнуть на позиции израильтян и завязать ближний бой. Утром Эфрони понял, что его батальон ведет бой в полном окружении. Ближайшая израильская часть находилась в пяти километрах. Хотя танки Эфрони были замаскированы, сирийцы обнаруживали танки и выводили их из строя. Все острее ощущалась нехватка медикаментов и боеприпасов.

Потери батальона росли с каждой минутой боя. Большую роль в ходе боя сыграло то, что танки бригады были оснащены реактивной броней «Biazer». Броня значительно улучшала защиту машин и даже получив прямое попадание танки сохраняли боеспособность. Во время боя экипажи подбитых машин вытаскивали из горящих танков своих боевых товарищей и оказывали им первую медицинскую помощь. Но несмотря на мужество солдат, батальон Эфрони был обречен на полное уничтожение. Пытаясь хоть как-то повлиять на ситуацию, Эфрони вызвал авиационную поддержку, но получил отказ – не было ни одного свободного самолета! Спустя несколько минут пара МиГов-23 разнесла командный пункт Эфрони.

Солдаты начали терять боевой дух и паниковать. Например, один механик-водитель попытался в панике вырваться на своем танке из окружения, а потом бросил машину и дальше его судьба неизвестна. Эфрони затребовал немедленной помощи, но Януш заявил, что на помощь не следует рассчитывать раньше чем через час. Перед Эфрони открылось три возможных выбора: продолжать бой, сдаться в плен или попытаться прорваться к своим. Поскольку все три варианта были верным самоубийством (иной раз было лучше погибнуть, чем попасть в плен к сирийцам), Эфрони решил прорываться.

Подполковник быстро собрал оставшиеся в строю танки, погрузив на них убитых и раненных. Массированный артиллерийский и авиационный удар прикрывал отход батальона. Весь фронт в долине Бекаа был взволнован известиями о событиях, происходящих в Султан-Якубе. В 08:45 танки пошли на прорыв. Чтобы выйти в безопасное место требовалось шестнадцать минут хода, но сирийцы вели но отступающим танкам плотный огонь. Танкисты вели ответный огонь и читали kadesh — молитву по погибшим. В 09:06 батальон вышел из-под огня. Отступление стоило батальону двух танков и четырех убитых.

Весь остаток дня израильские вертолеты прочесывали местность в поисках убитых и раненных. При посредничестве американцев удалось заключить с Сирией договор о прекращении огня. Договор вступал в силу 11 июня в 12:00 часов дня, но в 11:00 сирийская 3-я танковая дивизия начала атаку на Султан-Якуб. Передовой батальон 82-й танковой бригады был оснащен новыми советскими танками Т-72, Сирийцы приближались к позициям израильтян и тем ничего не оставалось как принять, бой. Вперед выдвинулись джипы с TOW, которые рассекли надвое порядки наступающих, а танки «Мегкаvа» открыли огонь на поражение. Сирийцы потеряли девять Т-72 и тринадцать Т-62. Этот бой позволил израильтянам отомстить за разгром под Султан-Якубом.

К вечеру враждующие стороны прекратили огонь. Долина Бекаа была разделена на сирийский и израильский секторы. Лишь год спустя израильские войска покинули долину. Бои в долине отличались ожесточенностью и израильтяне понесли тяжелые потери. Сирийцы оказались неожиданно хорошо подготовленными к войне и заслужили репутацию достойного противника. Израильские солдаты проявляли в боях мужество и героизм, многие из них получили награды. Бои в долине Бекаа шли с использованием новых типов вооружений; вертолетов с противотанковыми управляемыми ракетами, танков Т-72 и танков «Мегкаvа», По злой иронии судьбы, 188-я танковая бригада «Вагак», которая была практически уничтожена в 1973 году, в 1982 году также понесла тяжелейшие потери. Однако война в Ливане еще не кончилась. Впереди был Бейрут.

Экипаж поставленного Ираком Т-55 из палестинских сил в Бейруте.

Экипаж поставленного Ираком Т-55 из палестинских сил в Бейруте.

            

Добавить комментарий