Бои на Голанских высотах

Тем временем в Нафех на попутном транспорте прибыл капитан Цви «Цвика» Грингольд, который в то время находился в двухнедельном отпуске. В это время в Нафехе находилось четыре поврежденные машины. Полковник Израэли, заместитель Бен-Шохама, приказал Грингольду принять командование над этим импровизированным отрядом. Так появился «koach Tzvika» (отряд Цвика). Капитан извлек из танков погибших и раненых, пополнил экипажи и направился вдоль шоссе Таплайн. По дороге отряд Цвика вошел в соприкосновение с сирийской танковой ротой. Цвика доложил Бен-Шохаму о сложившейся ситуации, после чего принял бой. Было девять часов вечера 6 октября.

Экипаж танка "Centurion" из 74-го батальона сидят в напряжении на крыше башни возле 7,62-мм пулемета, ожидая нападения сирийцев. Когда в 14:00 начались боевые действия, сотни израильских танков заняли заранее подготовленные позиции вдоль демаркационной линии.

Экипаж танка «Centurion» из 74-го батальона сидят в напряжении на крыше башни возле 7,62-мм пулемета, ожидая нападения сирийцев. Когда в 14:00 начались боевые действия, сотни израильских танков заняли заранее подготовленные позиции вдоль демаркационной линии.

Услышав звуки боя на шоссе, Бен-Шохам понял, что он попал в окружение и не сможет вернуться в Нафех. Тогда Бен-Шохам решил двигаться на запад к населенному пункту Рамат-Магшимим. Там он организовал оборонительную позицию у высоты Гамла вдоль шоссе на Эйн-Гев. В распоряжении полковника был бронетранспортер и несколько танков. Отсюда Бен-Шохам попытался перегруппировать остатки своей бригады. В 53-м батальоне майора Эреза оставалось только шесть танков, которые держали оборону между шоссе Таплайн и дотом 115. Еще одна танковая рота, израсходовавшая боезапас, пыталась удержать позиции между дотом 111 и Хушния. Отрезанный от своих солдат, уставший и подавленный событиями последних двенадцати часов, полковник пытался ободрить подчиненных. Однако все понимали безнадежность своего положения.

В 03:44 Цвика вышел на связь. Он сообщил, что с боем продвигается вдоль шоссе Таплайн и что у него «все в порядке». Голос у капитана подрагивал. и полковник понял, что отряд Цвика потерял несколько машин. Вся бригада узнала, что «отряд капитана Цвика» идет на выручку, это повысило боевой дух уставших солдат. То, что отряд состоял всего из нескольких танков, знали лишь немногие. Капитан тоже осознавал безнадежность своего положения. Поэтому вместо того, чтобы пробиваться вперед, он поставил свой танк за небольшим холмом и стал ждать противника. Дальше все происходило как в хорошем боевике. Подпустив сирийский танк на дистанцию 20 м, Цвика открыл огонь. Дистанция была столь короткой, что взрывная волна вывела из строя радиооборудование на танке капитана. Затем, Цвика вылез из танка и приказал командирам своих машин поменять позицию. Бой продолжался. Быстро подбив три сирийских танка, Цвика понял, что его ведомый танк горит. Тогда капитан повел свой танк на перехват сирийской колонны, двигавшейся по шоссе. Танк капитана открыл беглый огонь и непрерывно менял позицию. Маневрирование сбило сирийцев с толку — они решили, что перед ними крупные силы израильтян. Потеряв десять танков и восемь грузовиков, сирийцы отступили.

Тем временем к зоне боев начали прибывать первые резервистские части. Отряд Цвика объединился с резервной 17-й танковой бригадой. Командир бригады, полковник Ран Сариг получил приказ от Бен-Шохама контратаковать на юг вдоль шоссе Таплайн. Танк Цвика в сопровождении танкового взвода двигался параллельным курсом вдоль проволочных заграждений. Вскоре 17-я бригада вступила в бой и была полностью разбита в течение 3 часов. Заместитель командира бригады, подполковник Узи Мур был взрывной волной выброшен из танка и получил тяжелое ранение. Цвика, почувствовав неладное, отвел свои машины чуть назад и начал ждать противника.

Бой длился всего несколько секунд – сирийцы сожгли все три танка капитана. Сам Цвика выскочил из горящей машины и, катаясь по земле, сбил огонь со своего комбинезона. Находясь в состоянии шока из-за тяжелых ожогов, Цвика добежал до ближайшего боеспособного танка, принял командование машиной и по радио сообщил о том, что «отряд Цвика» продолжает действовать.

Бен-Шохам, решивший на рассвете идти на соединение со своей бригадой, попросил у генерала Хофи разрешения принять на себя командование всеми израильскими войсками на юге Голан. Генерал и полковник понимали, что окруженные на юге Голан войска дезорганизованы и не имеют руководства, поэтому генерал возражать не стал.

Майор Эрез, находившийся в двух километрах от Аль-Джухадара, попросил авиационного прикрытия. Четыре А-4 «Skyhawb> поднялись в воздух. Но едва самолеты вышли к цели, как были сбиты сирийцами. Следующее звено Skyhawk’oB, вылетевшее в этот район, потеряло две машины. Больше майор Эрез авиации не вызывал.

Бен-Шохам решил перегруппировать силы 53-го батальона, но сирийцы снова прорвали фронт к северу от шоссе Таплайн, после чего 53-й батальон оказался окончательно отрезан. Бен-Шохам приказал Эрезу отступать. Двенадцать танков — все, что осталось от бригады «Вагак» — отступили к Тель-Фарису.

Ночью с 6 на 7 октября сирийцы продолжали развивать свой успех. 47-я танковая бригада и 5-я пехотная дивизия прорвали израильскую оборону в районе Рафид. 132-я механизированная бригад вышла на оперативный простор и продвигалась вдоль шоссе Рафид-Эль-Аль. Победа уже лежала у сирийцев в кармане, поскольку путь в центральные районы Израиля был открыт. Убедившись в том, что на севере прорвать оборону не удастся, сирийское командование решило продолжать наступление на юге. Более 600 тадков (1-я и 3-я танковые дивизии) были брошены в прорыв в районе Рафида. На пути сирийцев стояло всего шесть уцелевших танков из 53-го батальона и несколько подразделений резервистов.

Командир дота 117 (сражавшегося в полном окружении) сообщил, что крупные силы сирийцев прорвались на север вдоль шоссе Таплайн. Сирийские танки уже появились в прямой видимости от КП Бен-Шохама. Полковник, понимая бесполезность дальнейшей обороны, приказал отступать к Нафеху, чтобы там перегруппировать силы. Его танк и бронетранспортер с боем прорвались к Нафеху. Там Бен-Шохам узнал, что его бригада фактически перестала существовать. Поэтому полковник решил пойти на соединение со своим заместителем, полковником Израэли, капитаном Цвика и резервистами из 679-й резервной танковой бригады полковника Ури Орра подразделения этой бригады только начали подходить на передовую). Каждые три танка, прибывавшие на фронт, объединялись в импровизированные взводы и отправлялись в бой. Так, по кусочкам, удалось собрать две роты, которые прибыли в Нафех. Прибытие танков вдохнуло новые силы в солдат из дивизии «Raful». Хотя ситуация оставалась напряженной, израильтяне все сильнее и сильнее замедляли продвижение сирийцев.

Тем временем на фронт прибывали все новые и новые подкрепления. В 11:45 передовые подразделения сирийской 1-й танковой дивизии (83 танка) атаковали шесть израильских танков из 2-го батальона в районе Хушния. Бен-Шохам приказал командиру 2-го батальона, молоденькому капитану, держаться во что бы то ни стало. Но сирийцы смяли оборону израильтян. Вскоре сирийские танки появились в районе Тель-Абу-Ханзир. Возникла Зтроза окружения Нафеха. Генерал Рафул приказал Бен-Шохаму возвращаться в Нафех, а подполковник Израэль получил приказ собирать имеющиеся силы. Танк Бен-Шохама на всем пути в Нафех подвергался огню сирийской артиллерии.

Но полковник вел ответный огонь. Всего Бен-Шохам и Израэли смогли поджечь более двадцати сирийских танков и автомашин. Шел непрерывный бой, сирийские танки подошли совсем близко. Танк Израэли израсходовал весь боекомплект.

Тогда подполковник приказал вести огонь из пулеметов. Сирийцы смогли поджечь танк и Израэли погиб. Бен-Шохам, ничего не зная о судьбе своего заместителя, продолжал командовать.
Стоя на крыше башни своего танка, Бен-Шохам в сопровождении майора Бенни Кацина наблюдал поле боя и вел огонь из пулемета по живой силе противника. Местность кишела сирийскими диверсантами и Бен-Шохам двинулся на своем танке прочесывать поле боя. Когда машина полковника проезжала мимо горящего Т-62, автоматная очередь срезала полковника и сопровождавшего его майора. Так бригада «Вагак» потеряла своего командира.

Сирийцы продолжали наступать. Нафех спешно готовили к обороне. Подполковник П., старший офицер из штаба Рафула, составлял план обороны и распределял среди солдат имеющееся противотанковое оружие. Сирийские танки приближались. Рафул спокойно наблюдал за приближающимися танками, а потом приказал отвести свой штаб из Нафеха. Едва его бронетранспортер покинул базу, сирийцы накрыли город артиллерийским огнем. Сирийские танки без помех вступили в город. Огнем из 14,5-мм пулеметов сирийцы сеяли смерть среди израильских солдат.

Подполковник П. взял базуку и шесть гранат к ней и в сопровождении нескольких штабных офицеров попытался остановить сирийские танки. Внезапно показались машины 679-й резервной танковой бригады. Открыв огонь с предельной дистанции, резервисты остановили сирийцев, а затем начали их теснить. Тем временем подполковник П. продолжал вести ближний бой. Свой последний выстрел из базуки он сделал по сирийскому Т-62, но промахнулся. Сирийский танк уже начал разворачивать башню, как получил прямое попадание и загорелся. К офицерам приближался поврежденный израильский танк. Это была машина капитана Цвика! Опасаясь засад, Цвика двигался к городу избегая дорог и стреляя по всему, что движется. Уже сутки капитан Грингольд вел бой. Цвика был весь в крови, волосы прилипли ко лбу, а комбинезон присох к обожженной коже.

Капитан выбрался из танка и посмотрел на руины когда-то красивого здания дивизионного штаба. Затем капитан растер по лицу слезы и сказал: «Все, больше не могу!». За свои невероятные подвиги на Голанах, капитан Грингольд был награжден «ot hagvura» (орден «За доблесть»).

Обгоревший сирийский Т-55 в районе дота 110. Ровное горное плато, видное на заднем фоне, представляло собой идеальную местность для танкового сражения.

Обгоревший сирийский Т-55 в районе дота 110. Ровное горное плато, видное на заднем фоне, представляло собой идеальную местность для танкового сражения.

Война! Взвод танков "Centurion" и командирский бронетранспортер M3 сдерживают сирийское наступление на Голанских высотах в районе Рафида. Обратите внимание на знак быстрой идентификации с воздуха на капоте бронетранспортера.

Война! Взвод танков «Centurion» и командирский бронетранспортер M3 сдерживают сирийское наступление на Голанских высотах в районе Рафида. Обратите внимание на знак быстрой идентификации с воздуха на капоте бронетранспортера.

            

Добавить комментарий