Ватерлоо (II)

Весь день 17 июня союзная армия отступала. Полдня гвардейцы шли маршем под сильным дождем. Ночь провели они на северном склоне узкого холма к северу от Огурмонта. Офицер 3-го батальона писал об этой ночевке: «Мы составили ружья в пирамиды и повалились на сырую землю пашни, прямо в колеи с водой, и тут я заметил, что мою накидку-макинтош уж никак нельзя назвать водоотталкивающей! Нам было запрещено зажигать костры до рассвета, и мы сбились в кучи, дрожа и клацая зубами». Дождь продолжался всю ночь.

Для легких рот 1-го Гвардейского полка эта ночь оказалась не только мокрой, но и трудной. Вместе с легкими ротами Колдстримского и 3-го Гвардейского полков им было приказано подготовить Огурмонт к обороне: забаррикадировать проходы, пробить бойницы в стенах, по возможности окопаться. Кроме того, ночью французские патрули наткнулись на пикеты британских гренадер в садах за Огурмонтом, однако были отогнаны.
Действия Гренадерского гвардейского полка под Ватерлоо в воскресенье 18 июня 1815 года можно подразделить на три основных фазы. Первая — оборона Огурмонта Легкими ротами. Вторая — отражение кавалерийских атак, которыми Наполеон намеревался прорвать центр союзных войск. И, наконец, третья — разгром Императорской гвардии.

Помимо и во время этих крупных боевых эпизодов, полк постоянно подвергался воздействию огня вражеской артиллерии и ружейным обстрелам со стороны французских стрелков, которые прорывались к центру. Утром для усиления Огурмонта были посланы свежие войска, по большей части немецкие полки. Вероятно, из-за какой-то ошибки роты легкой пехоты 1-го Гвардейского отвели назад, к их батальонам. Они уже достигли гребня холма, когда первая атака французов на Огурмонт (ею руководил Жером Бонапарт) открыла битву при Ватерлоо. С гребня раздался крик: «Нассау вытеснены из садов, Легкие роты вперед», — и легкая пехота Гренадерского полка развернулась и бросилась вниз по склону в контратаку. Вместе с двумя Легкими ротами других гвардейских полков, они выбили французов из садов на окраине Огурмонта.

С самого начала сражения Огурмонт стал сценой ожесточенной схватки. Он был ключевой позицией правого фланга союзной армии: потерять Огурмонт для англичан означало подставить весь свой фланг под анфиладный огонь противника. Роты Колдстримского и 3-го Гвардейского полков удерживали дома и строения селения. Гренадеры бились преимущественно в садах. Наконец, к Огурмонту подоспели подкрепления британцев — роты 3-го Гвардейского полка, а затем и 2-я Гвардейская бригада. Гвардейские гренадеры, уже понесшие к тому времени тяжелые потери, были отведены назад. Как писал один из офицеров, «Оставшиеся в живых солдаты Легких рот подоспели к своим батальонам перед самой атакой французской кавалерии».
английские гренадеры
1 — Адъютант, 1815 год
2 — Сержант, Легкая рота, 1815 год
3 — Рядовой, Гренадерская рота, 1815 год
4 — Барабанщик, 1815 год

Рисунок представляет униформы, в которых служащие полка участвовали в сражении при Ватерлоо 18 июня 1815 года. Сидящий офицер — адъютант. Общий приказ по армии от 1809 года предписывал, что капитаны Пешей гвардии согласно своему рангу должны носить два эполета, а адъютанты эполет на правом плече, а на левом — полковой погон, выложенный галуном. Квартирмейстерам (Quartermaster) предписывалось иметь только один эполет на правом плече, а старшим сержантам (Sergeant Major) — два полковых погона с галунной выкладкой (таких же, как показан на левом плече адъютанта).
В 1811-12 годах в качестве головных уборов ввели цилиндрические кивера с высоким налобником. Принцу-регенту было угодно пожаловать офицерам полков Пешей гвардии кивера с золотой галунной выкладкой по краю налобника, а солдатам этих полков — с медной окантовкой передней части. По некоторым причинам эти украшения оказались неудовлетворительными, и вскоре ношение их отменили.

Однако французские рисунки, изображающие британских Пеших гвардейцев в Париже после окончания кампании, показывают тамбур-мажоров и музыкантов в головных уборах с сохранившимися желтыми металлическими кантами на высоких налобниках киверов. Согласно приказу по полку от 1812 года, на киверах солдат 1-го батальона на походе должны были крепиться черные матерчатые шнурки, завязывающиеся под подбородком.

В центре рисунка показан гренадер в кивере с белым султаном. Солдатам «центральных » рот полагались красные султаны с белым кончиком, а в «легких» ротах — зеленые султаны. Кроме того, солдаты Легких рот над налобными пластинами киверов крепили небольшие медные изображения охотничьих горнов. При парадной форме солдаты гренадерской роты продолжали носить черные медвежьи шапки, но на походе эти дорогие головные уборы не надевали: они оставались дома, на полковых складах. Чехлы на киверах хорошо видны на некоторых акварелях Dighton и на картинах, изображающих сражение при Ватерлоо. Они также показаны на рисунках капитана Jones и таблицах в работе Hamilton-Smith (последний источник показывает чехлы несколько иного вида). Складывается впечатление, что цвет панталон в этот период не был четко установлен. Имеются приказы по полку относительно серого цвета, но упоминается также и грязно-белый цвет.

Dighton показывает гвардейцев Колдстримского полка при Огумонте в таких белых панталонах, надетых поверх белых гамаш. С другой стороны, Hamilton-Smith показывает солдат 1-го Гвардейского полка как в серых брюках, надетых поверх черных гамаш, так и в относительно легких серых панталонах, заправленных в гамаши. Приказом по полку в 1810 году офицерам было разрешено на походе носить синие панталоны или рейтузы, но при параде полагалось надевать белые узкие лосины, либо узкие панталоны с сапогами «гессенского» или гусарского образца.

              

Добавить комментарий