Суровая дисциплина в британской армии

Даже внешний вид выстроенных к битве сведенных в большие массы солдат оказывал значительный эффект на противника, и чем внушительнее выглядели ряды, тем большим был шанс на удачу. Помимо этого, считалось, что в части, которая полагала себя наилучшим образом обмундированной, выше должны быть чувство локтя и воинский дух. От этих взглядов отошли только в период кампаний, которые возглавляли герцог Веллингтон (Wellington) и сэр Джон Мур (Sir John Moore). Эти полководцы были практиками, которые поняли, что британский солдат должен быть снаряжен для боя, а не для представления. Обучение солдат было направлено на выработку навыков обращения с оружием (в основном, гладкоствольным кремневым ружьем) — заряжание и стрельбу. Во многом успех в бою зависел от умения держать сомкнутый строй. В эпоху, когда выстрел из каждого отдельно взятого ружья значил довольно мало из-за низкой точности стрельбы, победа могла быть достигнута только путем совместных действий большого числа солдат. Они должны были передвигаться, менять направление и темп, перестраиваться и вести одновременный залповый огонь, только четко следуя командам. Эффективной могла быть только значительная масса сплоченных людей, действующих как один. Добиться этого можно было только при помощи муштры и установления строгой дисциплины.

Дисциплина в британской армии XVII века была суровой, а наказания — жестокими. К порке солдата мог приговорить только суд, но подобные приговоры выносились быстро и безжалостно. Несколько сотен ударов были достаточно распространенной мерой наказания. И в армии, и на флоте порку полагалось проводить «кошкой-девятихвосткой» — короткой плетью с девятью кожаными хвостами, каждый из которых заканчивался узлом. Положенное число ударов наносили барабанщики. По современным меркам, такое наказание представляется варварским. Однако без абсолютного повиновения всех и каждого солдата воинская часть не могла бы функционировать. Дисциплина поддерживалась также отданием прямых приказов и четким знанием своих обязанностей каждым чином — как офицером, так и солдатом.

Как правило, солдат определялся на постой в какое-либо домохозяйство в городе или деревне; главе дома полагались за это «квартирные» еньги. Соответственно, ральное благосостояние солдата зависело не столько от соблюдения правил, сколько от того, кому и насколько удавалось обсчитать его.

К концу XVII — началу XVIII века английский гвардеец получал очень небольшое жалование, но зато был уверен в том, что надолго обеспечен «рабочим местом». Он был великолепно вымуштрован и отлично знал свое оружие, а также чувствовал свою причастность к элитному корпусу, превосходившему любые другие войска Европы. Рядовой Королевского гвардейского полка постоянно пребывал под страхом наказания, но он мог быть уверен в том, что его паек не будет украден, а жалование выплатят вовремя. Он знал, что в полку все подчинено строгим порядкам.

Легкая рота контратакует в саду под Огурмонтом

Легкая рота контратакует в саду под Огурмонтом

              

Добавить комментарий