Первые битвы британских гвардейцев

Боевые отличия: Танжер, 1680 (Tangier, 1680), Намюр, 1695 (Namur, 1695). Примечание: Знаки боевых отличий (Battle Honours) жалуются на Полковые знамена. В дни годовщин каждой из битв Полковые знамена украшаются лавровыми венками с названием сражения, вписанного заглавными буквами.

В 1656 году Карл II имел в своем окружении много преданных людей. В Англии правил Оливер Кромвель, и страна все более разочаровывалась в установленном им диктаторском и пуританском режиме Республики. В 1658 году Кромвель умер, а в 1660 генерал Монк (Monk) вошел в Лондон и возвестил, что страна возвращается к «свободному Парламенту». Прошли выборы, и страна показала, что она остается роялистской. Диктатуре пришел конец, и король вернулся из изгнания, устроив огромные празднества, «дабы снова порадовать себя».

Полк Королевской гвардии в период Реставрации был оставлен во Фландрии по политическим и финансовым соображениям. В 1661 году король Карл формирует второй полк гвардии — Его Величества Пехотный гвардейский полк (His Magesty’s Foot Regiment of Guards»), полковником которого стал Джон Рассел (John Russell). Несколькими годами позже, однако, ветеранов, входивших в первые роты Королевского полка гвардии в Брюгге, перевели в Англию и ввели в состав полка Рассела. Так был образован Первый полк гвардии (the «First Regiment of Guards») в составе двадцати четырех рот.

Старшая, или правофланговая рота полка, считалась Собственной Его Величества ротой (the King’s own company). Таковой она и осталась. В то время в роте состояло примерно 100 солдат под командой капитана. В первые годы существования Гвардейского полка его роты были распределены по различным гарнизонам в стратегически важных портах и городах страны. Несколько рот, однако, постоянно находилось неподалеку от королевской особы и обеспечивало его личную безопасность.

На период кампаний роты собирали вместе. В некоторых случаях, например, в период масштабных морских операций против Голландии, гвардейские роты размещались на боевых судах и выполняли обязанности морской пехоты. В память о сражениях, в которых гвардейцы выступали как морская пехота, во время крупных военных празднеств 3-й батальон полка традиционно исполнял песнь «Правь, Британия, морями » перед Государственным гимном. Однако роты не только Третьего, но и других батальонов, познали тяготы морской службы. В частности, Королевская рота во время морского сражения в Соул Бэй (1672 год) размещалась на борту флагманского корабля герцога Йоркского.

В то время роты рассматривались как минимальные тактические единицы, и в более крупные части — батальоны — могли сводиться роты разных полков. Так, например, роты полка Королевской гвардии объединялись в сводный батальон с ротами гвардейского Колдстримского полка во время боевых действий по наведению порядка в Виргинской колонии в Америке (1676 год) и при обороне Танжера от набегов мавров в 1680 году.
Британские гренадеры
1 — Капитан мушкетеров, 1685 год
2 — Капитан гренадерской роты, 1685 год
3 — Мушкетер, 1685 год
4 — Гренадер, 1685 год

В 1685 году полк участвовал в параде по случаю коронации короля Джеймса II. Герольд Джеймс Сэнфорд (James Sandford) оставил исчерпывающее описание униформ, в которые был одет полк в тот день. Эти записи использованы при подготовке данной реконструкции.

В то время офицеры не имели установленной единой формы одежды. Сэндфорд отмечает, что большинство носило красные мундиры с синей отделкой и серебряными галунами; мундиры остальных были сшиты из темно-красного бархата. Полком в тот день командовал подполковник Джон Строуд (John Strode), и он был одет в золотой кафтан.

Примерно семью годами раньше пехотным полкам придали гренадерские роты, униформа которых была несколько изменена, чтобы полнее соответствовать особенностям службы. Отличительным элементом униформы гренадер были шапки с высоким отогнутым вверх передним козырем. Такие головные уборы позволяли солдатам метать гранаты без опасения, что при броске широкие поля шляп станут помехой. Кроме того, гренадерские шапки давали возможность повесить за спину и быстро снять мушкет (погонные ремни в то время имелись только у гренадерских ружей).

Гренадерский офицер носит на поясной портупее штык-багинет, а на перевязи — пороховницу. На портрете, который послужил основой для этой реконструкции, офицер изображен без ружья, но есть сведения относительно того, что в тот ранний период существования гренадерских рот их офицеры вооружались так же, как и солдаты.

Изображенный слева капитан носит сообразно своему званию большой серебряный горжет с позолотой — последнее напоминание о полулатах времен Гражданской войны. Все офицеры в пешем строю должны были носить полупики. Похоже,что при церемониальных случаях, таких как коронация, подполковник Строуд также обязан был возглавить строй полка, будучи вооруженным таким оружием. В полку в описываемый период еще сохранялась рота пикинеров. Они были вооружены 16-футовыми (почти пятиметровыми) пиками. Однако пикинеры уже отказались от защитного вооружения — открытых шлемов, кирас и набедренников — и отличались от мушкетеров только белыми шерстяными шарфами.

Об отличиях униформы сержантов описание Джеймса Сандфорда умалчивает, но на основании некоторых упоминаний можно полагать, что их мундиры отличались от солдатских серебряными галунами на обшлагах и по швам. Санфорд упоминает также, что мушкетеры были вооружены новыми ружьями с пружинными замками, но еще сохраняли старые перевязи-бандольеры. Сержанты вооружались алебардами, а офицеры — шпагами, которые приобретали по своему выбору.

              

Добавить комментарий