Легендарный король Артур

Легендарный король Артур, по-видимому, являлся более военным, чем гражданским лидером. Однако, кем он был на самом деле: реально существующим человеком или вымышленной фигурой, составленной из нескольких образов полузабытых исторических героев? Эпические сказания о короле Артуре позднее были возрождены Джефри Монмаутом, считавшим его национальным героем бриттов, противостоявшем Карлу Великому, а также лидерам англосаксов и норманнов. Однако, сказание об Артуре было известно больше части христианского мира задолго до рождения Джефри. Память об Артуре на протяжении многих веков свято хранили притесняемые завоевателями кельты из Уэльса, южной Шотландии, Корнвела и Британии. Точно также относились к своему национальному герою Друстану побежденные пикты. Позже этот герой VIII века был причислен к последователям короля Артура под именем Тристан.

Как бы то ни было, этот человек или несколько людей, чьи подвиги легли в основу образа короля Артура, оказал огромное влияние на людей своей эпохи, так как память о нем надолго пережила его самого, особенно в устных народных сказаниях. Основываясь на известных исторических фактах можно с уверенностью сказать, что в конце V века в Британии произошли какие-то драматические события, которые народная молва связывает с именем Артура. Является неоспоримым тот исторический факт, что Британия была единственной среди западных провинций Римской империи, сумевшей продолжительное время сопротивляться вторжению германцев. Нескольким военачальникам удалось объединить бриттов с совершенно непохожими на них кельтами. Это стало залогом их военных успехов, пусть и временных. А вот неспособность последователей Артура сохранить единство явилось основной причиной конечной победы саксонцев.

Есть основания полагать, что легендарный Артур объединил кельтов всей Британии, даже проживавших за Адрианской стеной, и стал феодальным правителем первых англо-саксонских королевств. Его власть, по-видимому, простиралась до Арморики. Подвиги народных героев говорят о том, что кельты принимали активное участие в формировании и проведении в жизнь независимой политики ранней Галлии меровингов.

Скудные сведения письменных источников с лихвой восполняются устными народными сказаниями, сохранившими память о легендарном военачальнике, объединившем кельтов и успешно командовавшим конницей, всегда побеждавшей врагов. Названия географических объектов, расположенных вдоль англо-кельтской границы V-VI вв. подтверждают предположение о том, что Амвросий и Артур являлись двумя различными, реально существовавшими личностями.

Парадоксально, но успех кельтского сопротивления способствовал последующей англизации большей части Британии. Опустошительные вторжения германцев в Галлию, Иберию, Италию способствовали созданию в обществе очень тонкой аристократической прослойки, быстро растворившейся среди латинизированного кельтского населения. В Британии завоеватели поначалу занимали небольшую область, которая была ими полностью германизирована. К тому времени, когда народ зарождающейся Англии вступил в полосу завоевательных походов, он уже считался «местным» населением некогда покоренных им земель. Последующая борьба между кельтами и англо-саксами, христианами и язычниками являлась внутренним делом в отличие от других стран, где слабеющее государство пыталось отразить вторжение варваров-завоевателей, а местное население являлось безмолвным свидетелем происходившего.

Результатом успешно завершившегося первого этапа движения кельтского сопротивления стало осознание жителями Уэльса своей исторической индивидуальности. VI век был временем относительно стабильного мира. Многие вновь укрепленные горные крепости в 500-550 гг. были опять покинуты. Система укреплений, воздвигнутых Амвросием и Артуром, сохранилась немногим дольше этих крепостей. После ослабления римского правления начался экономический упадок и денег на армию стало не хватать. В основном материальные средства поступали от продовольственной ренты, которую платили как горожане, так и крестьяне. Надо сказать, что и те, и другие делали это с большой неохотой. Относительно эффективная для своего времени система, придуманная римлянами, когда реальная продукция заменяла обесценивавшиеся деньги, не оправдала себя в VI столетии. Правитель и его армия обращались с землей таким образом, что это вызывало крайнее негодование всего населения.

Летописец Гилдас называет местных правителей «сборищем больших и малых тиранов», считавших себя равными королю. Эти люди приходили из магистратов британских городов. Результатом этого явилась раздробленность и гражданская война, хотя продолжительные военные кампании были больше характерны для VII века. Однако беды, обрушившиеся на Британию в конце VI века, не привели к истреблению кельтского населения. За пределами своих прибрежных анклавов англосаксы чувствовали себя неуютно, оставаясь в культурном меньшинстве. Численно превосходившие их кельты постепенно осваивали английский язык, хотя общины, говорившие только на кельтском наречии, сохранились на востоке, в районе Фэна, до 700 г. н.э. Есть предположение, что кельты повлияли на воинские традиции англосаксов. Это влияние можно проследить на примере наконечников для копий. Возможно, некоторые бритты сражались на стороне своих новых владык. В долине Темзы найдены уникальные экземпляры оружия, доказывающие, что британские кузнецы изготавливали традиционное оружие для англо-саксов.

Военная аристократия Британии времен Артура предпочитала сражаться в рядах легкой кавалерии, вооружившись мечами и дротиками. Редко ее представителей можно было видеть среди катафрактов, вооруженных тяжелыми копьями. Бритты, сбежавшие в Арморику, впоследствии стали хорошими кавалеристами. В войсках Южной Шотландии и Западной Британии также преобладали конные воины. А вот большинство жителей Уэльса были пехотинцами. Потери областей, благоприятных для выращивания лошадей, таких как Готсволд, равнина Солсбери и Хемпшир, нанесли британцам серьезный ущерб. По немногим дошедшим до нас сведениям мы можем заключить, что излюбленной тактикой британцев был атака на рассвете. Они предпочитали выманивать противника к реке, заставляя его вступать в основное сражение у переправы. Во время редко упоминаемых в документах осад бритты были, как правило, осаждаемой стороной. Войско, защищавшее город, состояло из городских ополченцев. Сопротивление британцев напоминало партизанскую войну, когда небольшие группы конных воинов, выехав за пределы укреплений, просачивались в разбросанные повсюду англосаксонские поселения. Саксонцы были хорошими строителями полевых укреплений, что помогало им удерживать завоеванные территории.

Во время раскопок было найдено очень мало римско-кельтского оружия, особенно на юге, где согласно глубоко укоренившейся христианской вере, в могилу умершего не принято было класть оружие. Судя по немногим дошедшим до нас экземплярам, доспехи и оружие британцев мало отличалось от снаряжения их противников. Даже большой кинжал под названием сакс был у обеих сторон. А вот мечи кельтов были меньше мечей англосаксов. В одном кельтском эпосе говорится о «квадратном наконечнике копья», что заставляет вспомнить аналогичное описание «четырехгранного оружия, пробивавшего кольчугу», из ранней скандинавской саги. Луги использовались реже, хотя усиленный лук достаточно сложной конструкции, заимствованный у гуннов, в последние годы существования Римской империи был широко распространен. Самым обычным метательным оружием были легкие тяжелые дротики.

Армия короля Артура

Воины времен короля Артура

1. Римско-британский ополченец VI века
О воинах эпохи Артура известно очень мало. Из немногих, имеющихся у нас в распоряжении сведений, можно сделать вывод, что позднеримские традиции сохранялись на протяжении жизни многих поколений. Изображенный здесь воин является типичным представителем тех, кто защищал города центральной Британии. Монограмма на его щите говорит о том, что он христианин. Наконечник его копья типичен для оружия кельтских и англосаксонских воинов из долины реки Темзы.

2. Кавалерист Северной Британии, VI век
Насколько можно судить по скупым источникам, кельтский воин во многих отношениях отставал от рыцарей Артура. Его оружие, доспехи и боевые приемы были заимствованы у поздних римлян. Красный с белым костюм, в который он одет, описан в поэме «Гододин», родившейся в Северном Уэльсе. Знамя с изображением дракона встречается в некоторых поздних мифах. На ногах у воина сапоги, заимствованные римлянами у сарматиан. В последующие века такую обувь носили в Европе, а также в Англии в конце правления англосаксов, что подтверждает изображение на гобелене из города Байе.

3. Кельтский воин из Уэльса, V-VI вв.
Еще меньше известно о воинах кельтских времен, проживавших на плоскогорьях. Можно предположить, что они носили типичные кельтские плащи из клетчатой ткани, вооружены были усиленным луком позднеримской эпохи и простым ирландским кинжалом.

            

Добавить комментарий